USD: 66.1125 | EURO: 73.4047 |
Сегодня: +22 | Завтра: +19 |
29 июля 2016. 10:41
2016-03-18 11:00:09

Страх и ненависть в Ингушетии

«Телеграф» выяснил подробности нападения на журналистов в Ингушетии и узнал мнение правозащитников об инциденте.

На границе Чечни и Ингушетии 9 марта произошел инцидент с группой журналистов и сотрудников «Комитета по предотвращению пыток», следовавших из Беслана в Грозный через Ингушетию. Недалеко от чеченской границы микроавтобус с ними был остановлен неизвестными людьми, которые избили и ограбили правозащитников, после чего сожгли их автобус. В машине на тот момент находились восемь журналистов, включая двух иностранцев – из Швеции и Норвегии. «Телеграф» выяснил, кто мог стоять за этим нападением.

В самом «Комитете по предотвращению пыток» нам сказали, что власти Чечни давно заявляли о нежелательности пребывания правозащитников на территории республики. Помимо нападения на дороге, неизвестными был также организован налет на офис мобильной сводной группы комитета в городе Карабулак на территории Ингушетии. Оба инцидента произошли с разницей в два часа, причем нападение на микроавтобус осуществили люди в гражданской форме, а на офис – хорошо вооруженные люди в камуфляже. «По нашей версии, на автобус напали провластные активисты. А вот на офис мог напасть кто угодно», - рассказали нам в пресс-службе «Комитета по предотвращению пыток».

По словам представителя пресс-службы правозащитной организации, ситуация с правами человека в Чечне сейчас катастрофическая. Комитет постоянно получает сведения о применении насилия к задержанным гражданам. «Чаще всего фиксируются пытки электрическим током, а также избиения», - отметили правозащитники.

«Люди напуганы заявлением властей Чечни о том, что все, кто обратится к правозащитникам, будут фактически причислены к пособникам террористов. Чеченское руководство никогда прямо об этом не говорило, но постоянно намекает на это», - резюмировали в пресс-службе «Комитета по предотвращению пыток».

Российский журналист и правозащитник, председатель исполкома «Форум переселенческих организаций» Лидия Графова считает, что в вопросе с нападением нужно проявлять и мудрость, и осторожность. «Но когда по такому варварскому факту возбуждается дело по статье "хулиганство", это означает, что правоохранительные органы не справляются с задачей. Более того, они не очень этого хотят», - отметила она.

Лидия Графова

По мнению правозащитницы, квалификация статьи как «хулиганство» - это плевок в адрес общественного мнения. Дело хотят в очередной раз замять. «Это очевидное преступление. Любой человек, посмотревший на эту ситуацию, может почувствовать свою абсолютную беспомощность. Это влияет на самочувствие огромного количества людей. Эта унылая бесконечность говорит о бессилии нашего государства против тучи, которая надвигается с юга, с Кавказа», - подчеркивает Лидия Графова.

Правозащитница считает, что с одной стороны очевидно, кто напал на журналистов, но с другой стороны за этой очевидностью могут скрываться сложные вещи.

Руководитель ингушской правозащитной организации «Машр» («Мир») Магомед Муцольгов отмечает, что с защитой прав человека в регионе есть большие проблемы. «Фиксируется много нарушений, пыток, похищений. Убиты десятки журналистов. Например, за 20 лет только в Дагестане убиты 32 журналиста. Независимые журналисты всегда находятся под давлением. Это последствия вседозволенности», - подчеркнул правозащитник, заметив, что на следующий день после нападения на группу на чечено-ингушской границе в Дагестане местный депутат избил журналиста.

Магомед Муцольгов

Магомед Муцольгов пояснил, что за журналистами следили до того самого момента, как было совершено нападение. «Им нужно было сразу после обнаружения слежки позвонить в полицию», - добавил правозащитник.

По мнению Магомеда Муцольгова, нападение всегда кому-то выгодно, и его невозможно организовать без необходимых средств. Что касается нападения на офис «Комитета по предотвращению пыток» в Карабулаке, то правозащитник уточнил, что это был не офис, а квартира, где жила сводная мобильная группа. По его словам, там было безопасно ночевать. «Нападавшие люди были с оружием. Подъехали на пяти машинах. Но не забывайте, что оружия в республике ограниченное количество. Это были хорошо подготовленные люди», - резюмировал Магомед Муцольгов.

По мнению российского журналиста Максима Шевченко, члена Совета по развитию гражданского общества и правам человека, за нападением стоят силовые структуры. «Для меня очевидно, что за этим стоят силовики. Я просто не представляю, кто, кроме них, мог бы организовать подобное нападение недалеко от Сунженского леса на федеральной трассе, оборудованной всеми средствами наблюдения. При этом слово "силовики" надо понимать широко — в регионе две службы ФСБ, МВД, прикомандированные войска и тому подобное», - отметил Максим Шевченко.

Максим Шевченко

По словам председателя комитета «Гражданское содействие», руководителя сети «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал» Светланы Ганнушкиной, журналисты на своих телах убедились, что такое Чечня. В то же время правозащитница отметила, что в России живут и гораздо более порядочные чеченцы – например, в комитете «Гражданское содействие» работают сразу две чеченки.

Директор фонда «Правовая инициатива», правозащитник Арсен Сакалов не стал делать какие-то предположения относительно того, кто стоит за нападением. «Журналисты что-то знали из числа того, что не нужно было знать. Если бы их хотели убить, то убили бы. Эта трагическая ситуация – мера устрашения», - подчеркнул правозащитник.

Что касается версии о том, что в нападении на журналистов серьезную роль сыграл конфликт между главой Чечни Рамзаном Кадыровым и главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым, то журналист Максим Шевченко считает, что дело не в этом. «Версия о том, что причиной нападения стали сложные отношения между Рамзаном Кадыровым и Юнус-беком Евкуровым, мне кажется неверной. Она, конечно, подсказывает нам простое решение, но надо помнить, что незадолго до инцидента главы регионов публично закрыли длительный конфликт — на похоронах Тамерлана Агузарова. Так что я, скорее, считаю, что организатор нападения был заинтересован в возобновлении конфликта», - подчеркнул известный российский журналист.

По мнению Максима Шевченко, непосредственной целью атаки оказались, конечно, журналисты, но стратегическая задача состояла в дестабилизации ситуации в Ингушетии и Чечне. «И нападавшие не зря выбрали именно журналистов — людей, выполняющих общественно значимую работу. Мне вообще кажется, что речь идет о настоящем теракте — расследование по таким делам должно вести ФСБ, а виновных следует судить по 205-й статье УК», - резюмировал журналист.

Светлана Ганнушкина

Правозащитница Светлана Ганнушкина при этом считает, что никакого конфликта между Кадыровым и Евкуровым нет и быть не может, потому что это совершенно разные личности. «Это совершенно разного порядка люди. Евкуров превосходит Кадырова и этически, и морально. Он единственный на всем Северном Кавказе не ездит на дни рождения главы Чечни», - отметила правозащитница.

Руководитель правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов отметил, что конфликт между главами двух северокавказских республик есть, но он не верит в то, что это послужило мотивом нападения.

Так или иначе, Северный Кавказ продолжает в вопросе защиты прав человека демонстрировать общественности свои худшие стороны. И еще одним ярким подтверждением этому стало нападение на главу правозащитной организации «Комитет по предотвращению пыток» Игоря Каляпина.

Loading...
Ссылки по теме:
 

Фоторепортажи

27 июля >

«Зенит» представил новую форму на нефтяной платформе в открытом море

Фотосессия состоялась на платформе «Приразломная» в Печорском море.
27 июня >

«Алые Паруса-2016»: Алое, белое и черное

Каким останется в памяти главный праздник выпускников России.
16 июня >

Станцию метро «Бухарестская» заволокло желтым дымом

Горит склад пластиковых изделий на углу улиц Салова и Бухарестская.
14 июня >

Власти Франции начали массовую депортацию российских болельщиков из страны

Заблокированные полицией в автобусе граждане РФ ждут консула страны.
Наверх