USD: 57.0241 | EURO: 61.5347 |
Сегодня: -2 | Завтра: -1 |
29 марта 2017. 22:01

Новости дня

29.03 20:56 > ФСБ провела обыски у подмосковных саентологов из-за миллионных доходов
29.03 20:31 > СК РФ возбудил уголовное дело после убийства беглого депутата Госдумы Вороненкова
29.03 19:58 > Родители участников митингов против коррупции сообщили о давлении силовиков
29.03 19:31 > Судебные приставы арестовали счета «Комитета по предотвращению пыток»
29.03 18:57 > Суд в Екатеринбурге оштрафовал на 10 тысяч рублей 11 участников митинга против коррупции
29.03 18:34 > Лондонский суд обязал Украину выплатить России долг в три миллиарда долларов
29.03 18:25 > «Молодость — не значит глупость». 25-летний учитель объясняет, почему молодежь выходит на улицы
29.03 18:06 > Суд в Махачкале отказался наказывать участников митинга против коррупции
29.03 17:21 > ФСО получила право изымать земельные участки под свои объекты
29.03 17:12 > Как Россия и Украина за победой на «Евровидении» гонялись
29.03 16:55 > Blick сообщил об отстранении Украины от проведения «Евровидения» из-за Самойловой
29.03 16:30 > Кадыров пригрозил энергетикам проблемами, и «Газпром» «забыл» про долги Кавказа
2016-06-09 12:37:01

Трудности перевода с русского языка: как понимать риторику российской власти?

В публичных выступлениях российских депутатов часто можно услышать неразборчивый «казенный» язык или агрессию. За эмоциями или, напротив, их отсутствием порой трудно понять смысл речи. «Телеграф» пытается выяснить: что в реальности выражает риторика отечественных политиков?

Государственная дума шестого созыва доживает последние месяцы. Учитывая летние каникулы, до выборов нового российского парламента осталось совсем немного времени. Этот депутатский состав, выбранный в декабре 2011 года на фоне массовых уличных протестов, в народе окрестили «бешеным принтером»: такого количества скандальных, одиозных и репрессивных законов мы не видели в предыдущие годы.  

Подводя итоги их законотворчества (или законовредительства?), мы можем вспомнить инициативы вроде запрета на усыновление российских детей гражданами США, «закона о запрете пропаганды гомосексуализма», неоднократное ужесточение антиэкстремистских статей Уголовного кодекса. Риторика в поддержку этих законов запоминается больше, чем все последующие законы, напрямую касающиеся экономики и социальной сферы — то есть непосредственных интересов миллионов граждан. Чем громче и безумнее политические заявления, тем больше внимания к озвучиваемым таким образом законам. Такая ситуация складывается оттого, что существует два основных вида публичной риторики власти.

Лучше всего эту двойственную ситуацию иллюстрируют две цитаты вокруг одного и того же «больного» вопроса. С 11 ноября прошлого года продолжались акции протеста дальнобойщиков. Водители большегрузов восстали против новой системы взимания платы за проезд по федеральным трассам.

Когда журналисты попросили прокомментировать протесты министра транспорта РФ Максима Соколова, чиновник сказал буквально следующее: «Это решение было в соответствии с федеральным законом, который был принят Госдумой, еще в 2011 году, в июне 2013 года правительство РФ своим постановлением определило основные подходы к администрированию этой системы и порядок взимания платы с большегрузных автомобилей. Получилось, что многие из частных, в основном, автоперевозчиков сейчас пытаются каким-то образом повлиять на давно уже принятые и фактически реализованные решения».

Если вы все поняли с первого раза, то станете первым в бюрократической олимпиаде. Это лишь один из примеров того, как действительно важные решения власти, которые касаются, например, кошельков людей, на публике озвучиваются почти неразборчивой канцелярской скороговоркой.

Противоположный пример — реакция на движение дальнобойщиков одиозного депутата Госдумы Евгения Федорова, идеолога крайне лоялистской организации «Национально-Освободительное Движение». Народный избранник в короткой речи построил целую теорию заговора. Дескать, и организаторы акций протеста, и авторы поправок в закон работают сообща, выполняя заказ США и добиваясь «ликвидации российской государственности». Само же введение системы «Платон», по Федорову, противоречит словам президента Владимира Путина, «который в последнем послании федеральному собранию предложил заморозить налоговый режим на четыре года». Тут, в противоположность словам транспортного министра, нет ни скуки, ни зауми. А есть ярость, огонь, скандал и безошибочно узнаваемый стиль «охотника на ведьм». Правда, потом, как обычно, выяснилось, что неистовый трибун-разоблачитель сам голосовал за федеральный закон «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации». Но разоблачение разоблачителя мало кто из россиян заметил, а тот, кто заметил, не удивился.

Вопрос о том, где проходит граница между истинными намерениями российских политиков и их словами, проясняет доцент кафедры политических институтов СПбГУ, специалист по политическим дискурсам Евгений Негров: «Существует различие между, скажем, законотворческой деятельностью и ее публичными интерпретациями. Язык законотворцев и вообще политических акторов такого рода, разумеется, далекими от политики людьми будет восприниматься как нечто непонятное, запутанное. В публичном же дискурсе присутствуют все воздействующие на массовое сознание элементы: ритуальность, агрессия, использование классического разделения на “своих” и “чужих”. Все эти черты присущи не только российской политике, это, можно сказать, универсальные элементы механизма публичного политического пространства где угодно», — полагает эксперт.

Предельно агрессивная манера депутатов-звезд говорить — признак кризисного общества, когда воинственное громыхание официальной риторики заглушает страх и тревогу из-за состояния экономики или тяжелых внешнеполитических проблем.

«Тенденции важнее фактов — и тенденция сегодняшней российской политики такова, что она опирается на совершенно манихейскую традицию четкого разделения мира на черное и белое, своих и врагов. Своим говорим, что они хотят слышать, врагов подавляем. Эта тенденция не коренится только в риторике. Речь об уровне политической культуры, в рамках которой, например, никто из акторов не хочет и не может синтезировать противоречия или вступать в диалог. Это причем касается и провластных, и оппозиционных сил. Все эти явления — родовые пятна советского политического дискурса, а может быть, даже и дореволюционного российского, в том числе и важное разделение на устную и письменную политическую речь», — добавляет Евгений Негров.

Накануне выборов уже седьмого в постсоветской России парламента мы пришли к тому, что парламентаризм ассоциируется с фигурами, которыми впору пугать непослушных детей. Прежде всего это Елена Мизулина, которая в настоящий момент борется с бэби-боксами, Ирина Яровая, выдвигающая один «сталинский» закон за другим, и, конечно, Виталий Милонов, сделавший себе всероссийское имя на борьбе с «гей-пропагандой». Евгений Негров считает, что такого рода фигуры — прежде всего люди-функции, персонажи, являющиеся лицами того или иного политического тренда.

«Они озвучивают действительно существующие в обществе настроения. И я бы не стал говорить, что они просто цинично выполняют заказ. В словах и инициативах той же Мизулиной наверняка есть и идеологическая убежденность, и искренность. И это обоюдный процесс: то, что говорят эти люди, еще лет десять назад можно было услышать только от стоящих у станции метро «Гостиный двор» мракобесов-маргиналов с крошками в бороде. Но, с другой стороны — создаваемые Милоновым или Мизулиной медийные взрывы отвлекают внимания от важных и скучных решений — пенсионной реформы, например, или еще каких-то непопулярных законов. Ситуация, создаваемая медиа-политиками в публичном поле — это перманентный белый шум», - сказал в заключение политолог.

Есть, по крайней мере, одно правило, которое позволить понять, что скрывается за российской политической риторикой образца 2016 года. Если вы слышите много пафосных слов про патриотизм, нравственность, происки врагов и все в таком духе, срочно проверьте, не залезли ли в это время опять в ваш карман. Наверняка так оно и есть.                                                                             

Артем Лангенбург
Ссылки по теме:
Loading...
 

Фоторепортажи

27 марта >

Сидят утки. Главные фото и видео акции протеста в городах России

«Телеграф» собрал фотографии участников митинга из соцсетей.
21 марта >

Лучше нету того цвета. Cамые свежие фотографии распустившейся в Токио сакуры

В Японии объявили сезон цветения сакуры.
20 марта >

Жизнь в СССР в 14 снимках глазами сотрудника американского посольства. Вторая часть.

Архив, в котором несколько тысяч цветных фотографий 1950-х годов, обнаружил американский историк Дуглас Смит.
9 марта >

«Пепел дней»: что постят люди, оказавшиеся у вулканов на Камчатке

«Телеграф» собрал снимки людей, оказавшихся в разное время вблизи Ключевской сопки.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях