USD: 56.2743 | EURO: 62.9203 |
Сегодня: +12 | Завтра: +14 |
24 мая 2017. 18:45

Новости дня

24.05 18:23 > Миллиардер Прохоров встретится с Путиным для обсуждения продажи РБК
24.05 17:42 > МЧС перебросит под Красноярск тяжелую авиацию для тушения серьезных пожаров
24.05 17:21 > Объявлена программа B2B Communication Forum 2017
24.05 17:03 > Суд заочно арестовал подозреваемого во взятке экс-губернатора Челябинской области
24.05 16:45 > Почетными гражданами Петербурга стали патриарх Кирилл и Валентина Матвиенко
24.05 16:43 > Скажи мне, что ты ешь. Пять видеоблогов о том, как иностранцы пробуют русскую еду
24.05 16:17 > В Краснодаре задержали и доставили в СИЗО вице-губернатора Гриценко
24.05 15:44 > Мэр Канска рассказала, как пожар и ветер уничтожили более полусотни домов в городе
24.05 15:28 > Суд приговорил второго участника акции «Он вам не Димон» к реальному сроку
24.05 15:16 > В двух районах Петербурга трамваи и троллейбусы поменяли маршруты из-за отключения света
24.05 14:55 > Госдума поддержала создание реестра коррупционеров
24.05 14:35 > Учителям Самары приказали отговаривать учеников от участия в митингах Навального

Новости партнеров

2016-06-28 15:15:25

Женщины на грани протестного срыва

Пропаганда вазэктомии, защита проституток от насилия и высмеивание противников абортов – «Телеграф» выяснил, о чем на самом деле рассказывают нашумевшие уличные перформансы петербургских феминисток.

Отечественный феминизм долгое время, начиная с позднего советского периода, существовал вне поля зрения массовой публики. Сначала это были полуподпольные кружки и окололитературные собрания, затем, уже в 1990-х, гендерные исследования в зачаточном виде появились на социологических кафедрах считанных вузов. В середине 2000-х ситуация начала резко меняться: русскоязычный феминизм обосновался в интернете – в сообществах актуального тогда «Живого Журнала», а затем в соцсетях, на других блог-платформах.

Но все равно феминистки продолжали находиться словно бы в элитарном субкультурном гетто, на площадях и улицах их не было и в помине. Прорыв случился в последние три-четыре года. Защитницы прав женщин выходят на демонстрации, устраивают пикеты, митинги и акции. Появились медийные фемактивистки вроде Беллы Рапопорт или Татьяны Болотиной: их узнали далеко за пределами немногочисленной политизированной тусовки. Всевозможные проблемы гендерного неравенства – от разницы в зарплатах между мужчинами и женщинами до сексистских оскорблений и шуток, въевшихся в тело культуры, – вдруг стали одной из самых горячих тем для дискуссий, споров и острейших конфликтов в масс-медиа и широком политическом пространстве.

В таких условиях еще интереснее выглядит форма, которую принял в этом году феминистский активизм в Петербурге. В течение последнего месяца произошло несколько ярких уличных акций. Сначала у метро «Владимирская» был устроен хэппенинг «Руби канат». Возле памятника Достоевскому построили деревянную «будку вазэктомии», где активистки в белых халатах рассказывали прохожим мужчинам о несложной хирургической операции (при вазэктомии перевязывается фрагмент семявыводящих протоков, что приводит к стерильности, не нарушая потенции). Девушки сообщали, что это самый действенный способ избежать нежелательной беременности.



Театральный режиссер и фемактивистка Леда Гарина, вместе с соратницами устроившая акцию, так описывает реакцию горожан: «Многие смотрели заинтересованно и даже «покупались». Одна пожилая дама оживленно говорила спутнику: «А, это про здоровье! Тут можно проверить член!». Но вообще реакция сограждан и иностранцев сильно отличалась. Если туристы активно поддерживали и говорили «А что плохого в вазэктомии?», то соотечественники, увидев медицинскую схему мужской мочеполовой системы, сказали, что это порнография, а некоторые заявили, что никогда бы не пошли на такую операцию, потому что это «не мужское решение вопроса».

Леда в числе нескольких десятков феминисток уже второй год отчаянно бьется против официальной антиженской политики, первой мишенью которой как раз стало право на аборт. Этот веселый перформанс появился в ответ на совсем невеселые процессы. В конце апреля Минздрав РФ вновь выступил с инициативой о выведении абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Постановление министерства также, в частности, обязывает медучреждения получать специальную лицензию на аборты, что в переводе с бюрократического языка означает запрет бесплатных операций. 2 июня к тому же специальное заявление обнародовал Межрелигиозный совет России. Служители основных конфессий в очередной раз призвали затруднить доступ к абортам, назвав материнство «высшим призванием женщины».

Чтобы как-то противостоять этому откату, Гарина еще полтора года назад придумала снимать видеролики «Право на аборт»: множество людей в камеру говорят о том, почему считают важным отстаивать возможность женщины распоряжаться собственным телом.

«Это были и многодетные матери, и чайлдфри, и депутаты, и безработные, и юристы, и медики, и журналисты, и трансгендерные люди, и даже мои театральные коллеги, которые всегда держат аполитичный нейтралитет. Младшему высказавшемуся на тот момент было 14, а старшей - больше 60-ти. Дало ли это какой-то эффект? Не знаю, честно. Мне это дало уверенность в возможности коллективного действия. И надеюсь, мнение кого-то из тех, кто смотрел наши ролики, удалось изменить», - говорит она.

Другая громкая акция была посвящена еще одной болезненной теме. Пять девушек обклеили себя яркой рекламой борделей и, связанные веревкой сутенера, прошли по центральным улицам города от канала Грибоедова до площади Искусств. Апофеозом акции стало забрасывание «проституток» грязью. Поводом стало нападение безумного нациста Вячеслава Дацика, известного по кличке Рыжий Тарзан, на места секс-торговли в Петроградском и Василеостровском районах. Дацик заставил нескольких вовлеченных в проституцию женщин пройтись голыми по ночным улицам.

Социальное послание акции «Прогулка» довольно прозрачно. Это хлесткая работа в духе мрачного гуманистического левого искусства последнего полувека. «Недавний «рейд» Дацика вернул в общественное поле дискуссию о сексуальном рабстве, которое общество и СМИ продолжают называть секс-работой, и еще раз показал, что сочувствия к этим женщинам в обществе нет. Есть только презрение. Выведи Дацик на улицу голыми любых других женщин, возмутились бы все. Но проститутки – не люди. Их беды не интересны никому», - так было написано в сопроводительном тексте.


Ощутить радость и оптимизм после подобного действа невозможно и не нужно. Совсем другое дело - блестящий «троллинг» у Казанского собора все тех же зловредных людей, которые стремятся запретить аборты. Десяток мужчин встали с плакатами, на которых пародировались лозунги так называемых «пролайферов», т.е. людей, выступающих за полный или частичный запрет абортных операций (в последнее время таких активистов стало принято называть «анти-чойсерами» —  в новом термине его авторы подчеркивают то, что их оппоненты хотят ограничить свободу выбора женщины). Парни призывали россиян бороться с абортами радикально: отказаться от секса, взять как можно больше детей из детского дома, а также самостоятельно сидеть со своими детьми.

Один из участников акции, ЛГБТ-активист Евгений Павловский объяснил «Телеграфу», почему он поддерживает феминистское движение: «Я хочу взаимодействовать в социуме с равными себе. И в правах, и в обязанностях. Огромное расстояние между «могу» мужчины и «должна» женщины - это и есть совокупность множества привилегий мужчин, само существование которых зиждется на угнетённом положении женщин. Порочный и архаичный круг должен быть разорван».

Все акции начала лета так или иначе используют тактику, которая обозначается сложным красивым термином «субверсивная аффирмация». Если коротко, это тактика использования с подрывными, издевательскими целями господствующих, принадлежащих к патриархальной культуре образов, лозунгов, жестов.

Еще один пример - проведенный в День России в рамках феминистского театрального фестиваля «Ребра Евы» перформанс казахстанской группы «КазФем». На площади Искусств прохожие могли видеть девушку, покрытую синяками и побоями. В ответ на вопросы и предложения помощи ее сопровождающие успокаивали людей, говорили «она сама виновата» и просили не вмешиваться в семейное дело. Постепенно перед жертвой насилия росла стена из картонных блоков, c популярными в быту фразами, оправдывающими насилие. «Терпи», «храни очаг», «дело семейное».

Как нельзя более актуальный перформанс: спустя буквально неделю Госдума РФ отменила статью Уголовного кодекса, предусматривавшую ответственность за побои. Феминистки еще на стадии разработки поправок говорили о том, что и без того катастрофическая ситуация с домашним насилием после их принятия станет еще более тяжелой. 

У феминисток в условиях фактического запрета в России независимой политики очень мало иных способов говорить публично. Но субверсивная аффирмация постоянно рискует превратиться в подмигивание только своим, в элитарный художественный язык, который не считывается людьми.

Об этом же «Телеграфу» сказала известная феминистская и ЛГБТ-активистка, журналистка Белла Рапопорт: «Поскольку в современной России у феминисток нет возможности быть политически представленными (ни власть, ни оппозиция не ищет одобрения именно женской аудитории и не представляет ее интересов), то внимание можно привлечь, только выйдя на улицу, что делают не только феминистки, но и другие художники-акционисты. Единственное: сейчас, когда все смешалось в самом шизофреническом проявлении нового российского постмодернизма, мне кажется, стоит уделять больше внимания форме. Ирония, сарказм и метод доведения до абсурда могут не сработать, поскольку ежедневно мы видим, как до абсурда дискурс доводят на полном серьезе представители власти. У людей просто стирается грань понимания».

Без политического арт-активизма невозможно описать и осмыслить новейшую историю России. Он уверенно вписан в нее, начиная с партизанских вылазок группы «Война» и антиклерикального панк-молебна Pussy Riot и заканчивая почти невыносимым по степени эмоциональной вовлеченности, продленным во времени проектом московской художницы Катрин Ненашевой, которая в важных местах столицы (включая Красную площадь и ЦУМ) сама себя подвергает жестоким наказаниям, которым подвергаются воспитанники детских домов и психоневрологических интернатов.

Может ли феминистское искусство, сливающееся с запрещенной политической практикой, что-то изменить? Хотя бы повлиять на мнение большинства граждан о домашнем насилии, сексуальной эксплуатации, экономическом неравенстве и «стеклянном потолке», запрете женщинам получать больше 400 профессий? Леда Гарина считает, что все зависит от коллективных усилий: «Мы сможем изменить общественное мнение только информацией, только ежедневными, ежечасными, ежесекундными попытками просвещения, только открывая альтернативные источники информации, только находя возможности «идти в люди». Это процесс на много лет. А если у нас это не получится, то, конечно, всем кранты».

У российских феминисток не было - пока не было - опыта многотысячных демонстраций, как в США 70-х, или пришествия во власть, как в ряде государств Северной Европы. Но вполне возможно, что трамплином будущей женской революции окажется петербургский феминистский театр на улице.

Артем Лангенбург
Ссылки по теме:
Loading...
 

Фоторепортажи

21 мая >

В соцсетях рассказали как прошла Ночь Музеев в Петербурге

«Телеграф» выбрал самые интересные кадры с прошедшей ночи.
10 мая >

В нашем полку прибыло. Сотни тысяч участников «Бессмертного полка» Петербурга в 15 картинках

«Телеграф» собрал фотографии с прошедшей 9 мая акции памяти.
2 мая >

На маевке. Галерея главных персонажей первомайских демонстраций в Петербурге

«Телеграф» собрал фотографии шествия по случаю Дня весны и труда.
27 апреля >

Наши в городе. У Мурманской развязки в Петербурге сломался БТР

В Петербурге началась подготовка к параду в честь Дня Победы.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях