USD: 75,0319 | EURO: 88,9578 | Сегодня: +12 | Завтра: +14
Новости экологии и политики
21 сентября 2020. 06:01

Новости дня

20.09 17:01 > Lego объявила о планах по замене полиэтиленовых пакетов на бумажные
20.09 16:10 > WWF будет искать вырубки лесов с помощью искусственного интеллекта
20.09 15:05 > Более 60 тыс. человек в Москве записались на испытания вакцины от COVID-19
20.09 14:12 > Бронетехнику и водометы разместили у резиденции Лукашенко перед очередной акцией протеста
20.09 13:00 > Компания «Эко-спас Батайск» придумала, как дать вторую жизнь загрязненному нефтью грунту
20.09 12:01 > Пострадавшее от разлива топлива в Норильске озеро объявлено мертвым
20.09 11:15 > Трамп обвинил Россию в краже технологий гиперзвукового оружия
20.09 10:05 > Стирка синтетики принесла в окружающую среду более 5 млн тонн микропластика
20.09 09:06 > Видео: российские пранкеры разыграли главу Европарламента Давида Сассоли
19.09 17:15 > Европарламент: с 5 ноября 2020 года Александр Лукашенко больше не будет восприниматься как глава Белоруссии
19.09 16:02 > Путин: Россия обладает самым совершенным оружием, которого ни у кого нет
19.09 15:04 > Видео: в России на химическом предприятии произошла утечка водорода
  • Главная
  • Архив
  • Юрист Алексей Кузнецов о коррупции и воровстве в страховых компаниях
06.11.2013 14:51

Юрист Алексей Кузнецов о коррупции и воровстве в страховых компаниях

— Вы говорите, что компаниям никак не разобраться в своих внутренних делах?

— Да, в филиалах происходят удивительные вещи. Был у нас клиент по каско, которому страховщик согласовал ремонт, — печать, подпись, все как положено, но не перечислял деньги станции, потому как у компании были финансовые проблемы. Мы начали вникать, из чего состоит насчитанная стоимость ремонта в 219 тысяч рублей. Оказалось, что половина работ не нужна. Например, вместо обычных фар за 8 тысяч рублей были согласованы с сотрудником страховой ксеноновые за 40 тысяч. И так далее — везде где можно цены были завышены. В итоге на нашей партнерской станции ремонт стоил 84 тысячи. Потом судебная экспертиза насчитала среднерыночную стоимость ремонта в 123 тысячи рублей, эта сумма и была взыскана со страховщика.

Бич многих страховщиков — воровство. К этому добавляются расходы по комиссионным на посредников. У нас нет профессиональных организаторов продаж, поэтому посредников тупо задабривают размером комиссии. На западе нет комиссий в 20–30%.

Кроме того, никто в страховых серьезно не занимается экономической безопасностью. За клиентами «безопасники», конечно, приглядывают, даже больше чем оно того стоит, а за своими коллегами — нет. Ну, раз в два-три года может пройти какая-то проверка, после чего проворовавшиеся менеджеры увольняются «по собственному желанию». Затем они приходят с честными глазами к новому работодателю и говорят «меня подставили». И он, новый работодатель, «обманываться рад», ведь новый сотрудник с собой принесет портфель с клиентами. И ладно, что с убыточными, ведь важно здесь и сейчас показать сборы. А убытки — когда они еще будут…

— Вы работаете страховым юристом уже 15 лет. Насколько за это время поменялось отношение компаний к клиенту?

— Рынок с тех пор кардинально изменился. Где-то в 2004–2005-м закончилась эпоха, можно сказать, романтики в страховании. Бум продаж кредитных авто и одновременно введение ОСАГО сделали страхование системным бизнесом. Появились схемы привлечения клиентов, появился постоянный денежный поток.

Неудивительно, что клиентам стали чаще отказывать в выплатах. И вовсе не пропорционально росту бизнеса, а много интенсивнее. Раньше несправедливые отказы были несистемные, страховщики действовали стеснительно, старались блюсти репутацию и лицо. К тому же для питерских игроков, которых в то время было много, в силу менталитета нашего бизнеса в те годы, была важна репутация.

А в 2008 году еще и Верховный суд вывел взаимоотношение клиент — страховщик из-под действия закона «О защите прав потребителей». До того можно было наказать страховщика штрафом в 50% в пользу государства от выигранной суммы. Можно было подавать в суд по месту жительства истца без уплаты пошлины. Но эти клиентские преимущества были утрачены.

— Страховые компании воспользовались этим подарком?

— Не то слово! Началась поистине вакханалия. Страховые буквально сорвались с цепи и стали безнаказанно отказывать в выплатах или занижать их в несколько раз. Их подстегнул еще кризис, когда несколько месяцев были серьезные просадки по сборам. Максимум что мог сделать клиент — вернуть свои деньги через суд, плюс-минус судебные издержки. Ну и, конечно же, по статье 395 ГК можно было потребовать со страховщика 8% годовых от незаконно удерживаемого возмещения. То есть страховщики по такой вот невысокой ставке, по сути, брали у своих клиентов взаймы. Без спросу. А ведь далеко не все обманутые клиенты обращались в суды.

— И как суды справлялись с возросшей на них нагрузкой?

— Своеобразно… Суды в те годы были строго по месту нахождения страховых компаний. То есть один и тот же судья судил одну и ту же страховую. Думаю, лишних пояснений тут не надо. Был свидетелем омерзительной сцены: сидит судья с юристом страховой компании, пьют чай. Входит истец, а ему говорят в один голос: «Что тебе надо, у нас перерыв».

Дел, которые по диспозиции ты должен выигрывать, но не выиграешь в этой инстанции, было очень много. Клиентов так и настраивали – первую инстанцию надо просто переждать, правды будем в лишь районном суде искать.

— Можете привести примеры?

— Конечно! Вот произошло ДТП, оформлено в ГИБДД, подано заявление на выплату по ОСАГО. Страховая отвечает, что по проведенной ими трасологической экспертизе такой аварии не было и участники ее сфальсифицировали. Удивительное дело, но при этом страховая и заявление в милицию о мошенничестве не подает, то есть нарушает закон, скрывает как бы преступление. Ко мне на консультацию приходят оба участника аварии, у них в глазах полное недоумение — и у виновника ДТП, и у потерпевшего. Мы берем дело, в суде ходатайствуем о судебной экспертизе, эксперт отвечает «да», а суд говорит «нет». То есть игнорирует все доказательства, всю логику и вообще понятие разумности и решает в пользу страховщика, отказывает в иске. Бешеное было число подобных картин, когда бред подтверждает судья на окладе.

В результате страховое правосудие стало каким-то «басманным». Ранее казалось, что предвзятый результат может быть, только если процесс уголовный или политический, но получилось, что тенденциозность распространилась на гражданские правоотношения.

— То есть для клиентов стало все ужасно?

— До июня 2012 года, пока не вернулся Путин и все исправил (смеется. — Прим. автора). Страхователю вернули закон «О защите прав потребителей». Но страховой бизнес вовсе не оздоровился, а буквально взорвался. Дело в том, что за последние четыре года ситуация настолько прогнила, что социум начал при первой же возможности мстить страховщикам. Украсть у страховщика стало в умах многих не зазорным.

Кроме того, Верховный суд вовсе не вернул все на круги своя, он ужесточил правила по отношению к страховщикам по сравнению с теми, которые работали до 2008 года. Фемида повелела, чтобы штраф 50% от цены иска, который по закону положено платить в бюджет страны, отныне присуждался в пользу клиента.

— Чем же плохо, что обсчитанный страхователь получит больше?

— Если бы этим пользовались клиенты страховых компаний — ничего плохого. Но на этом законе обогащаются профессионалы с другой стороны баррикад. В Москве пройти к офису страховщика невозможно без 3–4 флайеров, которые всучат посетителю с предложением выкупить у него выплату. В Петербурге эта деятельность пока только набирает обороты и по-прежнему по-питерски еще интеллигентна. Хотя вскоре все может измениться — одна компания запускает очень борзый проект, где клиентов будут у ГИБДД встречать, а калькуляции на ремонт будут «заряжены» на 30% и сами эти калькуляции будут стоить не 3–4 тысячи рублей, а 7–10.

Как правило, такие посредники выкупают выплатное дело по доверенности и судятся от имени физлица, получая еще и 50% дополнительной маржи в виде штрафа. А страховые компании, экономящие на юристах, просто не успевают бороться с лавиной исков. То есть случайные люди, которые не любят страховой бизнес, которым завтра хоть трава не расти, пришли нажиться и работают по правилу: «Грабь, воруй, люби гусей!».

Еще несколько лет никто не мог такого представить, что потерпевший может сам выбирать форму выплаты: у своего страховщика, у чужого или покликает в интернете страховых коллекторов — кто больше заплатит за ДТП.

— Страховщики как то начали бороться с перекупщиками выплат?

— Пытаются. Например, лоббируется закон, чтобы запретить цессию в страховании, то есть чтобы было нельзя клиенту продать выплату. С профессионалами страховщики не хотят иметь дело, хотят с обывателями, что понятно.

Более эффективный ход, предпринятый многими страховщиками, — удовлетворение требований истца в процессе суда. То есть подан иск — о’кей, выплачиваем до решения суда, но зато не платим штраф.

Но все же главная проблема не в народившемся антистраховом бизнесе. Он – видимая часть айсберга. Большая проблема скрыта от глаз обывателей — страхование зашивается во внутренних проблемах, в воровстве, в юридической некомпетентности. Но валят страховщики все свои проблемы исключительно на внешние факторы. Мол, не мы такие, жизнь такая.

С другого надо начинать — ввести единые стандарты оценки в ОСАГО и лицензирование работы экспертов. Считать одинаково и наказывать тех, кто явно пишет неправду. ОСАГО работает уже 10 лет, но эксперты фактически никому не подконтрольны и безнаказанно пишут любые суммы. Несколько показательных порок над такими «счетоводами» — и рынок по ОСАГО оздоровится. Страхованию каско также пойдет такая реформа на пользу, поможет приструнить официальных дилеров, которые выставляют адские счета за ремонт. В общем, есть ряд шагов, которые страховщики могли бы предпринять, чтобы бизнес страховой сделать чище. Но — нет, скулят, что ОСАГО им убыточно, что коллекторы борзеют, что суды их обижают. Все вокруг виноваты, одни страховщики — д’Артаньяны.

— Что дальше?

— Страховщикам бы собраться и договориться о понятных и прозрачных правилах игры. Прекратить гонку комиссионных вознаграждений, договориться о коллективном противодействии жадности официальных дилеров, пролоббировать лицензирование экспертной деятельности. И, как следствие,— тарифы бы снизились, бизнес бы успокоился. А так — агенту 30% от полиса заплати, официальному дилеру еще 30% к ремонту заплати, свои сотрудники еще процентов 10, не меньше, украдут, еще и юристы-коллекторы… Вот так и начинает договор страхования потенциальной стоимостью 15 тысяч рублей стоить под 50.

Новости партнеров



Фоторепортажи

21 августа >

Фоторепортаж: «Это — уже другие белорусы»

За две недели эта маленькая страна в центре Европы трансформировалась на глазах у всего мира, отряхнувшись от 26 лет застоя. Мы увидели, как на жестокость отвечают миром, на удары дубинок — цветами, на хамство — песнями.
28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях