USD: 70,7479 | EURO: 80,0937 |
Сегодня: +12 | Завтра: +11 |
13 июля 2020. 23:30

Новости дня

13.07 18:03 > Краснодарскую «золотую судью» Хахалеву лишили статуса за 128 прогулов
13.07 17:45 > В Норильске скорая отказалась выезжать к пациентке с температурой
13.07 17:01 > Пчелы начали гибнуть в Алтайском крае из-за обработки полей химикатами
13.07 16:45 > Эрдоган гарантировал Путину доступ для всех желающих и сохранение христианских святынь в храме Святой Софии
13.07 16:05 > Германия предложила Евросоюзу ввести санкции против России из-за кибератаки на Бундестаг
13.07 15:10 > Авиакомпании сократили перевозки пассажиров в июне на 77,5%
13.07 14:07 > Яна Рудковская похвалила новый альбом Риты Дакоты после публичного конфликта между ними с участием Louis Vuitton
13.07 13:40 > Высокоскоростным интернетом к 2030 году обеспечат 97% домохозяйств России
13.07 13:05 > Дело сестер Хачатурян будет рассматриваться в закрытом от СМИ и слушателей режиме
13.07 12:33 > На военно-морской базе в Сан-Диего загорелся корабль USS Bonhomme Richard
13.07 12:02 > Путин: нам удалось не допустить драматичного роста безработицы во время кризиса
13.07 11:55 > В Москве отменяются все ограничения на работу бизнеса и учебных заведений
  • Главная
  • Поддержка национального бизнеса скорее миф, чем реальность
29.11.2013 18:45

Поддержка национального бизнеса скорее миф, чем реальность

В ноябре депутаты четырех фракций внесли на рассмотрение в Госдуму законопроект «О статусе национального бизнеса в Российской Федерации». Во-первых, этот документ предусматривает появление некоего экономического статуса — «национальный бизнес». Не доходя даже до рассмотрения всяческих преференций, которые сулит столь громкий и патриотичный статус, можно сразу поставить бизнесу диагноз. Российского национального бизнеса в России нет и власти не знают, что с этим делать. Иначе зачем бы понадобилось бы его как-то определять.

Неточно: национальный бизнес в России, конечно, есть. Это те самые индивидуальные предприниматели и малые предприятия. Но почему-то их поддерживать власть не стремится, то есть стремится, конечно: уже лет десять говорят о том, что надо бы это делать. А на деле совсем наоборот: одно повышение страховых взносов в Пенсионный фонд для «малышей» чего стоит. В прямом смысле многого — закрытия более полумиллиона истинно национальных, российских, единиц предпринимательства.

А вот стоит бизнесу чуть разрастись — и все, уходит он в разные оффшорные зоны. А уж о таком «крупняке» как, например, «РУСАЛ», «Норильский никель», «ЛУКойл», и говорить нечего — все они сплошь принадлежать иностранным компаниям. Но почему-то именно они получают господдержку, и стратегии развития пишутся в основном исходя из их интересов. Но что-то в последнее время объемы господдержки этих иностранных гигантов растут и растут, один «РУСАЛ» стал обходиться государству в уже неподъемные суммы! Даже Внешэкономбанк уже его больше не может кредитовать: иссякла кубышка.

А кризис в российской экономике все не заканчивается и непонятно, когда закончится. Бизнес не развивается, ну не может уже, исчерпаны все внутренние финансовые и душевные ресурсы. В лучшем случае поддерживается status quo, то есть не сокращается, не закрывает заводы–фабрики. Но и не растет. На то, чтобы расти, нужны деньги и внятные условия игры, а их нет.

А властям надо, чтобы бизнес рос. Платил налоги, предоставлял рабочие места (еще и увеличивал бы их), разрабатывал бы и внедрял бы новые технологии. И вот, видимо, для этого и вводится законодательно понятие «национальный бизнес». Итак, «национальным» будет признан тот бизнес, участие иностранного капитала в котором не превышает 10%. Более того, такой бизнес будет посчитан в специальном государственном реестре.

Сразу возникает вопрос — а что делать, например, совместным предприятиям? Или дочерним компаниям иностранных компаний?  А проведение многочисленных инвестиционных форумов станет априори бессмысленным? Или депутаты всерьез верят, что весь «крупняк» кинется переводить свои активы в российскую юрисдикцию и открывать конечных бенефициаров?

 Но здесь есть и оговорка: еще одним критерием «национальности» бизнеса является отсутствие долгов перед иностранными кредитными учреждениями. Логично: если российская компания должна много иностранцу, то в любой момент она может стать не российской. Но  опять же – а где критерии иностранности? Тот банк, который более чем на 10% принадлежит какому-нибудь оффшору, будет считаться иностранным или российским? И тогда закономерно получается, что большинство компаний не сможет стать национальными по статусу совершенно объективно. Зато какой пиар: мы, на самом деле патриоты, хотели-хотели-очень хотели стать национальными, но… увы, долги не позволяют.

А ведь как хорошо было бы стать национальным (тем, кому это действительно нужно для дела)! Им ведь и специальный льготный налоговый режим, и ограничение процентов по кредиту, и субсидии от государства на возмещение части этих процентов по кредиту, и государственные и муниципальные гарантии! Кроме того, национальному бизнесу предлагается предоставлять преимущество при проведении приватизации и заключении договоров аренды госимущества, а также при выделении земельных участков. Обладатели статуса национального бизнеса также смогут получить скидки с тарифов естественных монополий. Правда, как на это отреагирует ВТО, никто не знает….

Правда, если компанию исключают из числа национальных, она должна будет возвернуть средства и имущество, выданное в качестве господдержки еще когда она была в реестре.

Звучит заманчиво, спору нет. Но на деле и сейчас формально есть многое из перечисленного: и субсидирование процентных ставок, и льготное кредитование, и госгарантии… И если механизмы этой поддержки четко прописаны и отработаны, эти меры поддержки помогают. Например, судостроители, пользуясь механизмом госгарантий, перестали испытывать недостаток финансирования. А вот аграрии, несмотря на то, что им положены и субсидии, и льготные кредиты, жалуются, что в их секторе эти механизмы не работают…

Поэтому в целом нельзя сказать, что поддержки национального бизнеса в России нет, вопрос в низкой эффективности этой поддержки. Условия конкуренции между российским и зарубежным производителем не равны в принципе. Лучше всего это видно на примере сельского хозяйства. Так, рентабельность этого сектора в России втрое меньше чем в США, а уровень господдержки сельского хозяйства в России составляет $4,4 млрд, что в 5,4 раза меньше чем в Америке ($23,9 млрд), в 33,5 раза меньше, чем в Китае ($147 млрд) и меньше, чем в Швейцарии ($5,8 млрд).

Развитию национального бизнеса мешает и устойчивый стереотип, что «у них» все гораздо лучше, технологичнее, правильнее, чем «у нас». Из последних примеров – заключение соглашения  о стратегическом партнерстве в области разработки инновационных технологических решений для электросетевого комплекса России между ОАО "Россети" и итальянской Prysmian Group.

«Знаю реальные случаи, когда выданные государством субсидии на развитии малого предпринимательство приводили к появлению успешно развивающегося малого бизнеса. Но тут же появляется информация о том, как в Петербурге чиновники выдавали сами себе (через подставных) эти субсидии, то есть попросту разворовывали», — говорит член Координационного совета петербургского отделения партии "Демократический выбор" Илья Львов.

«В масштабах страны же эта поддержка носит судорожный характер, создается впечатление затыкания дыр, вместо последовательного выполнения некоего существующего долгосрочного плана развития. Вместо банкротства неэффективных предприятий, выделяются немалые средства на их поддержание. Хотя лучше было бы обанкротить, а деньги государства направить на переобучение потерявших работу людей, на достойную поддержку их на время отсутствия работы», — считает Илья Львов.

Опрошенные «Телеграфом» предприниматели скептически относятся к планам депутатов Госдумы и властей. Они не верят в то, что государство повернется лицом к бизнесу и начнет с ним сотрудничать, ибо все, что они видели до сих пор – это лукавство: декларируется на словах или даже на бумаге одно, а на деле происходит совсем другое.  

«Раньше был такой лозунг — «Единство слова и дела». Так вот сейчас у нас такого и в помине нет, даже наоборот. Например, продолжается вывоз зерна за границу при том, что цены на корма растут. Государство в процесс вывоза не вмешивается никак, хотя понятно, что если зерно будут вывозить и дальше, цены на корма будут увеличиваться», — сетует руководитель Ассоциации сельхозпроизводителей Ленобласти Юрий Трусов. В итоге, говорит он,  в следующем году, вполне вероятно, мы будем покупать яйца по 2 евро, как в странах Евросоюза.

«Кроме того, в перспективе может возникнуть и дефицит яйца, поскольку некоторые птицефабрики будут разоряться, потому что яйцо будет невыгодно производить. Вот такая у нас поддержка отечественного производителя», — добавляет Юрий Трусов.

«Нет, ничего нет. Есть 94 федеральный закон (Федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» № 94-ФЗ. — Прим. ред.), который устанавливает для всех одинаковые правила. Этому закону все равно, откуда поставщик, где он платит налоги, кто его владелец, российская ли компания или иностранная. Все регулируется им, и, естественно, российские компании проигрывают в таких условиях иностранным», — возмущается президент НП «Союз мебельщиков» и владелец «Первой мебельной фабрики» Александр Шестаков.

«Дело доходит до того, что «Первая мебельная фабрика», крупнейший производитель мебели в Петербурге, не может получить в собственном городе ни одного городского заказа. Какая поддержка, какого национального бизнеса, о чем вы??» — задает риторический вопрос Александр Шестаков. 

Новости партнеров

Новости партнеров



Фоторепортажи

28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
22 апреля >

Римские каникулы: пустые парки и манекены вместо людей

Читатель «Телеграфа» поделился своими снимками из опустевшей столицы Италии.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях