USD: 76,2711 | EURO: 89,4813 | Сегодня: +13 | Завтра: +18
Новости экологии и политики
23 сентября 2020. 10:52
29.06.2015 06:11

Вместо поисков врага внутри себя, мы находим его в США и Украине

Мнения участников не всегда совпадали, а иначе бы и не было дискуссии. Но выводы оказались весьма органичными. Екатерина Гениева, оценивая нынешнее положение российского общества, отмечает: «Есть ощущение точки невозврата. Но с другой стороны есть ощущение, что наверху нет единой точки зрения: закрыть страну окончательно или идти по нормальному европейскому пути развития. Однако опасное заключается в том, что мы находимся в бесконечном поиске врага».

Александр Архангельский отмечает: «Поле сужается до вмешательства в личную жизнь и это признак тоталитаризма. Но жить надо. И опыт ХХ века, одного из самых ужасных показал, что все, что кажется окончательным злом, тоже заканчивается».

Гениева, все же, относится к ситуации несколько оптимистичней: «Я верю в силу сопротивления разумного против безумного. Хотя мы и не знаем, какими могут быть последствия для себя и в историческом контексте». Действительно, в историческом контексте выводы можно будет сделать значительно позже, но повод ли это ничего не делать?

Но ситуация сегодня выглядит достаточно экзотично. В частности объявление ряда НКО «иностранными агентами». Один из последних примеров – фонд «Династия». Архангельский утверждает: «Я могу точно сказать, что фонды «Династия» и «Либеральная миссия» ничего для иностранных государств не делали. Это вообще комично».

При этом журналист уточняет: «Я уверен, что приказа уничтожать «Династию» не было. Смысла не было. А когда она была фактически уничтожена, смысл появился: нет никаких организаций, которые могут чувствовать себя свободно». Т.е обыкновенная схема запугивания, мол, знайте, что мы и к вам можем прийти…

Несколько, не менее важных минут, было уделено отъезду россиян за рубеж. Александр говорит: «Есть проблема тотального отъезда образованного молодого поколения. Как ее решать? Можно заняться поиском тех, кто их перекупает. А можно пойти по-другому пути – создать условия для того, чтобы они не уезжали. Других методов нет. Ну, кроме концлагеря». Просто, но доходчиво.

Екатерина не столько спорит, сколько констатирует, что «в нашей стране степень невежества зашкаливает» и то, что «в стране никто не может быть спокойным». Выход прост: «Просвещение, просвещение и еще раз просвещение».

Америка, Украина, соцопросы… Архангельский не то, чтобы не верит им, но их комментирует, что в 90-е годы прошлого века тоже существовала социология и тогда «порядка 88% любила Америку, а сейчас столько же ее ненавидят». Задуматься есть о чем, не правда ли? Частично ответ можно найти и в позиции Александра: «Мы, как тогда, так и сейчас, одинокие люди, которые хотят обрести общность». Ну и тут же добавляет: «мы считаем всех, а надо считать до одного»…

Екатерина Гениева, будучи сотрудником иностранной библиотеки не могла не коснуться деятельности как своей отрасли, так и Минкульта в целом. «Сказать, что у меня есть конфликт с министерством культуры, я не могу. Другое дело, что у меня есть свои представления, что можно сделать по-другому», - отмечает филолог.

Но, как она рассказала, побывав в одной из районных библиотек одного из регионов (не стану говорить какого - автор), она увидела совершенно обветшалые книги, которые «страшно взять в руки». На вопрос «чем же вам можно помочь»? получила неожиданный ответ: «Пришлите нам томики Пушкина»!

Где мы ищем врага? В себе? Нет в США и Украине. В последней идет война. Наша сопричастность у кого - предположительна, у кого - безусловна. Но, в ходе дискуссии встал вопрос – «что мы будем делать в шесть часов вечера после войны»? Александр верит, что «скоро кончится истерика, надеюсь, и нам придется договариваться». Екатерина более требовательна. Она уверена, что тему «Крым наш или не наш» надо выводить за рамки дискуссии. «За все же надо платить» - говорит директор библиотеки, но желает, что необходимо перейти «к другому типу мышления».

Что касается самой проблемы, то Архангельский напоминает, что необходимо изучать «опыт наших ошибок и опыт других стран», т.е. то самое, пресловутое, «просвещение». Журналист продолжает: «Для меня русский мир это тот опыт, которым воспользовались все, кроме нас. У нас есть имперская травма, и мы должны зафиксировать эту травму и ее проанализировать». Ну и здесь уместно добавить и еще одну цитату: «Русский человек почему-то не всегда совместим со своей страной. А с миром – вполне совместим».

Это далеко не все темы, которые возможно было уместить в статье – это надо просто видеть и слушать. Следующие «Диалоги» - 25 июля 2015 года. Пока участники неизвестны. Главное, чтобы «осадочек остался» от минувших. Хотя бы в качестве «просвещения» или просветления…

Новости партнеров



Фоторепортажи

21 августа >

Фоторепортаж: «Это — уже другие белорусы»

За две недели эта маленькая страна в центре Европы трансформировалась на глазах у всего мира, отряхнувшись от 26 лет застоя. Мы увидели, как на жестокость отвечают миром, на удары дубинок — цветами, на хамство — песнями.
28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях