USD: 75,0319 | EURO: 88,9578 | Сегодня: +13 | Завтра: +12
Новости экологии и политики
20 сентября 2020. 13:57
  • Главная
  • Набоков остановился. Последний «новый рассказ» классика
23.07.2015 01:24

Набоков остановился. Последний «новый рассказ» классика

В 2014 году вышло второе большое издание рассказов Набокова на русском языке. И теперь его, возможно, придется укомплектовывать заново. Но если не вдаваться в издательские перипетии и говорить о самом рассказе, то даже с учетом сквозной набоковской темы возвращения в Россию он отличается от других аналогичных текстов.

Итак, герой - человек, который остановился - пришел пешком инкогнито навестить родное имение после революции. Он находит в знакомом кабаке тех же мужиков, в деревне - тех же баб. Ему непонятно, за что эти люди выгнали его семью из дома и страны, если оставили все по-прежнему: с тем же кабаком, сухарями, ленью. Впрочем, это сентиментальная надуманность - герои Набокова обычно не показывают своих глубинных привязанностей, да и сельские зарисовки героя скорее забавляют, чем огорчают.

Типологически персонаж рассказа близок к Мартыну Эдельвейсу, герою «Подвига». Рассказ написан в 1925, если верить авторской пометке или в 1926, если верить Геннадию Барабтало. «Подвиг» написан в 1930 - логично предположить, что образ возвращающегося домой юноши кочевал в воображении автора, пока не поселился в самом трогательном набоковском сюжете о русском швейцарце, который зимой пешком ушел в «бывшую Россию» от британско-швейцарского семейного благополучия.

У героя рассказа, понятно, не такая богатая биография. Но краткость изложения не отменяет пронзительности момента. Герой под видом паломника и будто случайно приходит к своему бывшему родовому имению. Первые абзацы несколько пародийно-сентиментальны: «Рассея, благодать, ширина, синева свѣжая», там же - будто арендованные у XIX века в качестве сентиментальной приправы словосочетания («тайные думы») и звучные «шамкая», «солнечный пал», «алый плат». Все эти фонетические игры Набоков конечно очень любил, но заигрывание с национальным колоритом у него получается хоть и умело, но ненатурально. В итоге в «Подвиге» таких сусально-национальных словечек нет, и рассказ остался экспериментом и стилизацией - об этом говорит и ироничный псевдоним «Василий Шалфеев».

Если абстрагироваться от связи с «Подвигом», то сам сюжет визита бывшего барина в дом после революции соблазнил не одного Набокова. Чуть раньше об этом же писал Булгаков в ярком и скорее энергичном, чем сентиментальном, «Ханском огне». Булгаков рассказал историю так, как ее хотелось бы видеть - обычный посетитель музея перевоплощается во властного хана, а смотритель - в его слугу, и хан на правах хозяина под покровом ночи лихо сжигает «ханскую ставку». Сюжет Набокова не такой прыткий, более тихий и реалистичный.

Человек даже не заходит в свой дом, а только смотрит, что скажет знакомая резьба над окнами о школьниках, новых обитателях. Никаких осколков прежней жизни в виде слуг и тем более документов здесь нет, только странная деталь - герой ходит по жирной мокрой земле босиком, надевая сапоги только в деревне - чтобы прилично выглядеть то ли перед барским домом, то ли перед мужиками. В финале этот босой человек шлепает обратно к польской границе - его «паломничество» закончилось.

Можно было бы накрутить целую философию на том, что старое поколение доживает в кабаке, а вот молодое учится в школе, в том самом барском доме, и это правильно. Идеологическая трактовка напрашивается сама собой, вот только рассказ не об этом. Обидно, когда уходит и меняется до неузнаваемости все мимолетное и самое дорогое, тогда как унылые константы реалий никуда не уходят. И рассказ - о дороге, которая становится бесконечной, если исчезает дом - начало и конец пути.

Новости партнеров



Фоторепортажи

21 августа >

Фоторепортаж: «Это — уже другие белорусы»

За две недели эта маленькая страна в центре Европы трансформировалась на глазах у всего мира, отряхнувшись от 26 лет застоя. Мы увидели, как на жестокость отвечают миром, на удары дубинок — цветами, на хамство — песнями.
28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях