USD: 65,5305 | EURO: 75,9236 |
Сегодня: +14 | Завтра: +10 |
16 октября 2018. 18:07
10.12.2015 12:30

В аэропорту фараона

Накануне в Исаакиевском соборе прошла панихида по погибшим в авиакатастрофе над Синайским полуостровом. Теракт в египетском небе унес жизни 224 человек. Как же получилось так, что неизвестные смогли пронести на борт воздушного судна в аэропорту Шарм-эль-Шейха взрывное устройство? Ведь на пунктах досмотра у пассажиров отбирают даже жидкость. «Телеграф» связался с несколькими людьми, которые отдыхали в Египте в момент катастрофы, и выяснил, что меры безопасности в аэропортах африканской страны даже после катастрофы оставляли желать лучшего.

Жительница Санкт-Петербурга Анна Щербина летела из египетского города Хургады рейсом той же компании «Когалымавиа» на следующий день после трагедии с A321. По словам девушки, о катастрофе 31 октября они узнали не от египтян, а от собственных родственников из Северной столицы.

«Накануне вылета мы с мамой загорали на пляже, когда часов в 11 утра нам позвонил папа со словами: там что-то с самолетом. С радаров пропал над Синаем. Вы еще в Хургаде? Мы тогда с мамой не придали особого значения этому звонку, так как информации о крушении не было. Спустя минут пять я услышала телефонный разговор на ту же тему. Девушка, лежащая на соседнем шезлонге, разговаривала с мамой, которая в истерике говорила о том, что пропал самолет. Но, если честно, паники не было ни у нас с мамой, ни у той девушки. Все лежали и наслаждались солнцем, не придавая особого значения звонкам из России», - рассказала Анна.

Вторит ей и петербурженка Елена, которая на следующий день после катастрофы летела из Шарм-эль-Шейха. «Паники не было, потому что не было никакой информации. Мы узнали о катастрофе от питерских друзей», - подчеркивает жительница города.

«А ближе к вечеру мы уже включили первый канал в номере отеля, и я увидела самолет, который упал, и поняла, что мы обратно летим на таком же Metrojet «Когалымавиа». Было страшно, но паники не было. Успокаивали себя только тем, что два дня подряд самолеты не падают. И что, как бы там ни было, проверки самолетов должны усилиться, и мы должны долететь до дома», - отмечает Анна Щербина.

По словам находившихся тогда на отдыхе жительниц Санкт-Петербурга, каких-то особенных мер безопасности после падения самолета в египетских аэропортах не вводилось. На это не было даже намека.

«В аэропорту особой проверки не было. Мер безопасности никак не ужесточали. Разницы вообще никакой не было», - рассказала летевшая на следующий день после катастрофы из Шарм-эль-Шейха Елена.

«В аэропорту Хургады было спокойно. Никто в панику не впадал, но и радости на лице не было ни у кого. Люди молча стояли в очереди на посадку. Сами работники аэропорта вели себя вполне спокойно. Если б не звонки из дома и новости по телевизору, я бы никогда не догадалась, что что-то случилось», - вторит Елене Анна Щербинина, которая, в свою очередь, летела из Хургады.

По словам Анны, в сравнении с досмотром, скажем, в Пулково, где заставляют снимать обувь на каблуке, или, например, в Домодедово, откуда они летели в Хургаду, проверка в египетском аэропорту, как принято говорить в Петербурге, «ни о чем».

«Первый досмотр и первые ворота находятся метров через 30 после самого входа в аэропорт. У этих самых ворот на стульчиках сидят сначала пара арабов и уставшим голосом просят всех оставлять бутылки с жидкостью, а дальше, через пару метров, одна единственная полоса для багажа, которая просвечивает сам багаж. Дальше паспортный и пограничный контроль, который не особо запаривается и едва заглядывает на фото в паспорте и лицо пассажира. Ставит печать за секунду и - готово! Рейс наш задержали на 30 минут, но никто даже не предупредил. Потом все пассажиры буквально забежали в автобус к самолету. Подошла девушка, которая проверяла посадочные талоны, но по факту она даже не взглянула на него. Увидела у нас в руках паспорт и белый квадратик, похожий на талон, и пустила нас в автобус», - добавила Анна.

Девушка прокомментировала также и появившуюся в прессе информацию о том, что самолеты «Когалымавиа» якобы находятся в удручающем техническом состоянии. По словам Анны Щербина, она не согласна с теми, кто говорит, что самолет разваливается в воздухе. Трясет его в зоне турбулентности не более обычного. Внутри самолета чисто. В целом впечатление от самолета вполне приятное.

«Не могу сказать, что самолет старый. Зато неприятно то, что “Когалымавиа” не заботится о своих пассажирах в плане еды: за 5 часов полета дали лишь сэндвич и маленький бисквит, что называется легким ланчем; еще попить дали; на взлетные конфеты денег не хватило. Зная о том, что в самолете не кормят, пассажиры набрали еды с завтрака в отеле. Полсамолета жевали отельный провиант весь полет», - пояснила девушка.

Анна в то же время отметила, что каких-то намеков на аэрофобию у нее в связи с трагедией не возникло. «Не могу сказать, что больше никогда не сяду в самолет. Пройдет время, и страх притупится. Снова захочется отдохнуть, для чего придется сесть в самолет. Да, и, на мой взгляд, дело не именно в Египте, ведь самолеты падают в любой стране, тем более когда речь идет о терроризме. Ни один человек не застрахован, ни одна страна не застрахована от террора, ошибки пилота», - резюмирует пассажирка другого рейса «Когалымавиа».

По мнению летевшей на следующий день после катастрофы петербурженки Елены, она смирилась с запретом полетов в Египет. «Если запрещают, значит, так надо», - отмечает туристка.

Стоит также отметить, что в Санкт-Петербурге после трагедии наблюдалась легкая паника. Как рассказал «Телеграфу» представитель одной из туристических фирм города на Неве, у них случались даже крайне неприятные инциденты с клиентами.

За две недели до катастрофы у турфирмы приобрел билеты в Египет некий мужчина, который должен был лететь туда 1 ноября, на следующий день после трагедии. Узнав о случившемся, клиент позвонил представителю фирмы и устроил скандал.

«Его тариф был невозвратным. Лететь он мог, но деньги вернуть не получилось бы. Клиент грозился подать в суд, но так пока и не подал. К слову, он и сейчас не сможет получить обратно деньги», - отметил представитель туристической компании.

По его словам, клиенты могут получить свои средства назад только в том случае, если возникла нештатная ситуация – война в стране, куда летит клиент, террористический акт. А катастрофа A321, к сожалению, была признана терактом через продолжительное время после того, как мужчина должен был лететь в Египет. Так что  клиенту теперь даже в суде будет крайне проблематично отстоять свои права и вернуть деньги.

Таким образом, к мерам безопасности в аэропортах Египта относились весьма халатно как до теракта с A321, так и сразу после него. Через какое-то время после приостановки авиасообщения с Египтом такая же участь постигла и Турцию. Что делать в этой ситуации простому туристу? Ответ прост - выбирать более спокойные и безопасные (но в то же время и гораздо более дорогие) европейские курорты или искать другие в тех же широтах.

Новости партнеров

Loading...

Фоторепортажи

16 октября >

Картинки с подиума. Как прошла неделя моды в Москве

За 1,5 млн рублей любой желающий мог стать дизайнером.
8 октября >

Губит людей не пиво. Как прошел Октоберфест–2018 в Мюнхене

«Телеграф» собрал самые колоритные кадры из инстаграма после двухнедельного фестиваля.
27 сентября >

Уральское горе. Как Челябинск оказался во власти мусора

«Телеграф» собрал иллюстрированную хронику мусорного коллапса.
25 сентября >

Жажда скорости. Как выглядит ралли «Санкт-Петербург-2018» изнутри

Фоторепортаж «Телеграфа» с автогонок в Сестрорецке.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях