USD: 63,8487 | EURO: 70,5975 |
Сегодня: +7 | Завтра: +7 |
22 сентября 2019. 09:30
04.03.2016 18:03

Даниил Коцюбинский: Что я думаю о Власове и власовцах

Многие сегодня недоумевают – что случилось, почему вдруг защита докторской диссертации историка Кирилла Александрова «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг.» - притом защита блестящая, - вдруг стала предметом изучения в органах прокуратуры на предмет «призывов к агрессивной войне»?

Понять логику происходящего, увы, несложно. Как и во многих случаях сегодня, в основе этого «ведьминского процесса» лежит донос «неравнодушного гражданина». На этот донос уже дальше «автоматически» реагируют прокуратура и прочие «правоохранители». А реагируют они потому, что не могут не реагировать, ибо в РФ существует полицейское, антиправовое, по сути, законодательство, которое де-факто перечеркивает провозглашенную Конституцией свободу слова. При этом Конституционный суд в России никак на эту ситуацию не реагирует. Что, в общем, неудивительно, учитывая реальный политический вес этой структуры в государстве, где всем заправляет «вертикаль власти».

Поэтому судьба каждого конкретного кейса зависит от трех вещей: 1) до какой степени «вертикаль власти» заинтересована в этом деле как в «показательно-устрашающем» акте, 2) до какой степени активно протестует либерально настроенная общественность, 3) до какой степени мракобесны судьи, эксперты и полицейские в конкретно взятом регионе или городе. В Петербурге ситуация выглядит, я надеюсь, в этом плане чуть более благоприятной, чем во многих других городах. Бурная реакция на происходящее со стороны СМИ – также понятна и объяснима. Ибо перед нами очередное прецедентное дело. И от его последствий зависит - будет ли у общества возможность свободно обсуждать собственное прошлое или нет. А это – важнейший элемент свободы общественной дискуссии.

Отношение мое к вопросу о том, можно ли историков ограничивать в свободе поиска, формулируется лаконично и однозначно – нет, нельзя.

А вот по поводу личности Власова и моего отношения к власовскому движению в целом выскажусь чуть более многословно, поскольку здесь придется и порассуждать «вообще», и, кроме того, привести конкретные факты и аргументы.

Скажу сразу: к генералу Власову я отношусь лучше, чем, например, к маршалу Жукову. Георгий Жуков, губивший советских солдат сотнями тысяч, кидая их в лобовые атаки и обреченные десанты, вызывает у меня самую настоящую и человеческую, и гражданскую ненависть. И его памятник в Парке Победы я воспринимаю как глумление над памятью о тех солдатах, которых он жестоко и бесцельно загубил. Такими, впрочем, были почти все сталинские маршалы, просто Жукову Сталин выделял всегда "неограниченные резервы" пушечного мяса...

Теперь о Власове. Понятно, что к любым действиям, направленным на помощь нацистскому режиму, я не могу относиться позитивно. И участие частей Русской Освободительной Армии в некоторых – хотя и очень немногих - боевых акциях на стороне вермахта положительных чувств у меня лично не вызывает.

Но тут возникает вопрос – а чем коммунистический режим был лучше нацистского? И как в этом случае оценивать помощь Британии и США – Сталину, например? Понятно, что Сталин был союзником по антигитлеровской коалиции. Но что он принёс после войны на те территории, которые захватил и которые ему «великодушно подарили» союзники? И уж зачем было выдавать Сталину на растерзание казаков, например? И чем ГУЛАГ лучше Бухенвальда и Маутхаузена, например? И т. д.

Поэтому я предлагаю оставить в стороне этот «коллаборационистский» критерий вообще. Ибо Рузвельт и Черчилль, строго говоря, тоже «коллаборировали» с тоталитарным режимом.

Я предлагаю посмотреть на ситуацию, с точки зрения тех естественных прав человека, о которых говорил ещё Томас Гоббс. А он говорил, напомню, о том, что первейшее право и даже долг человека – бороться за свою жизнь.

А теперь вдумаемся. Был ли шанс у 5 миллионов советских военнопленных, брошенных Сталиным на произвол судьбы, выжить в нацистском плену? Судя по тому, что половина из них там погибла, этот шанс был очень небольшим. Для сравнения: во время первой мировой войны в немецкий плен попало 1,5 млн. русских солдат. Из них до конца войны умерло 5,4 %.

Именно по причине стремления выжить любой ценой около 1,5 млн. советских военнопленных – а вовсе не только 200 тысяч солдат РОА – надели военную немецкую форму. Они служили в ост-легионах, подразделениях хиви, полицейских частях и прочих подразделениях германских служб. Многие – особенно из числа представителей народов, порабощенных российской империей, делали это не только ради спасения своей жизни, но также из желания добиться национальной независимости. То есть из ненависти к российскому государству, в особенности - тоталитарному его обличью в виде СССР. У многих бывших российских крестьян сохранялась ненависть к большевикам за колхозы, Голодомор и гонения на церковь. И поэтому они шли служить в вермахт.

Конечно, если при этом бывшие советские граждане становились карателями и совершали военные преступления, - как, например, те, кто уничтожил деревню Хатынь, - никакого оправдания они не достойны. Как, впрочем, и все палачи НКВД. Преступления против человечности оправдания не имеют.

Но очень многие советские пленные шли служить к немцам просто, чтобы выжить. И военных преступлений при этом не совершали. Собственно, именно они, в основном, и смогли уцелеть в плену (хотя и отправились в массе своей после войны в сталинские концлагеря). Из 5 миллионов - 2,5 миллиона советских пленных погибли от голода, болезней, истязаний, массовых казней.

Вот почему я рассматриваю действия Власова, в первую очередь, как способ спасти свою жизнь и жизнь других советских военнопленных, оказавшихся в безвыходном положении. И считаю такой способ оправданным, так как он в целом не был сопряжен с нарушением прав человека. Именно прав человека, а не пресловутой воинской присяги. Во-первых, она — у солдат - была недобровольной, а потому и юридически ничтожной, с моей точки зрения. А во-вторых, никакая присяга не может быть выше естественных прав человека.

Кроме того, не стоит забывать и такой эпизод из биографии Власова. Когда 2-я ударная армия, которая попала в котел и на которую Сталин махнул рукой, доживала свои последние голодные лесные дни перед тем, как угодить в плен, - Сталин прислал за Власовым самолет. Этот генерал был для Сталина ценен, так как именно он явился одним из наиболее эффективно проявивших себя полководцев во время Битвы за Москву. Однако Власов отказался улететь. Возможно, конечно, он просто боялся, что Сталин его расстреляет за поражение. Но факт остается фактом. Власов остался со своими солдатами. Среди них, к слову, был мой дед – Петр Коцюбинский. С 1942 до 1945-го он просидел в Маутхаузене. Видел казнь генерала Карбышева… Служить к немцам или к Власову не пошел. Не умер от голода только потому, что входил в группу тех, кого водили на сельскохозяйственные работы в помощь к местным крестьянам. Те подкармливали пленных, разумеется. Каждый выживал в немецком плену, как мог. Иными словами, в зависимости от того, кому какой шанс давали сами немцы. Ибо Сталин такого шанса советских пленных изначально лишил.

Одним словом, никаких негативных «гневных чувств» я к Власову и власовцам не испытываю. Они спасали свои жизни тем единственным способом, который у них оставался. И имели на это, повторяю, с моей точки зрения, полное право.

Но даже если бы я относился к власовцам негативно – это не означало бы, что я выступаю за запрет на изучение этой темы. Я ненавижу, например, спецслужбы. Но я – исключительно за то, чтобы все архивы были открыты и чтобы историки могли полноценно изучать их историю. Включая самую недавнюю.

Новости партнеров


Фоторепортажи

11 июня >

Постой, паровоз! РЖД построила дорогу к парку «Рускеала» и пустила по ней ретропоезд для туристов из Петербурга

Посмотреть на красоту Карелии стало проще, быстрее и безопаснее.
27 мая >

Стиляги, троллейбусы и клоуны. Посмотрите фотографии «Телеграфа» с Дня города

День рождения Петербурга отметили парадом ретроавтомобилей и рекордом барабанщиков.
3 мартa >

Весне дорогу! Петербуржцы показали город после зимней грозы

«Телеграф» собрал фотографии пользователей из Instagram, на которых видно, как город замело снегом всего за несколько часов.
24 февраля >

Туманный Петербург. Пользователи Instagram показали, как выглядел город утром

«Телеграф» собрал в соцсетях снимки пользователей.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях