USD: 77,1657 | EURO: 91,7809 | Сегодня: 0 | Завтра: 0
Новости экологии и политики
12 апреля 2021. 06:43
19.03.2016 17:16

Я хочу сменить пол, или Как живут трансгендеры в Петербурге

К трансгендерам относятся люди, которые чувствуют себя по ошибке родившимися в чужом теле. Это не имеет ничего общего с кроссдрессерами (трансвеститами) и гомосексуалами, когда нетрадиционная сексуальная ориентация – вопрос предпочтений, а не устойчивая необходимость. Чтобы сменить пол, человеку сначала необходимо пройти медицинское обследование у психиатров и сексологов. Сексологи должны подтвердить, что смена пола – действительно устойчивая потребность пациента, а психиатры – удостовериться в отсутствии у человека шизофрении или других расстройств.

«До 2013 года в Петербурге работали две основные комиссии: доктора Дмитрия Исаева при Санкт-Петербургском государственном педиатрическом университете, и еще одна комиссия в ПНД. Сейчас комиссия Исаева расформирована после преследований и травли со стороны Тимура Исаева (Булатова) (известный петербургский активист, занимающийся преследованием членов ЛГБТ-сообщества – прим. «Телеграфа»). Фактически осталась одна комиссия, которая устраивает далеко не всех трансгендерных людей и стоимость которой для многих слишком высока», – говорит Ксения Кириченко, юрист ЛГБТ-инициативной группы «Выход» и директор проекта правовой помощи трансгендерам.

После получения официального диагноза «Транссексуализм» человек начинает принимать курс гормональных препаратов, что должно подготовить его организм к хирургической операции по смене пола и занимает иногда год и более. Формально, человек может претендовать на официальную смену документов уже после положительного заключения комиссии, для этого совсем не обязательно делать хирургическую операцию по смене пола. Но в России с этим все совсем не просто.

Вне статистики

В России четкой статистики числа трансгендеров нет вообще. «В свое время мы ее запрашивали – нам ответили, что она не собирается централизованно. По смене гражданского пола в органах ЗАГС Петербурга у нас есть информация за 2011 год. За 20 лет, в период с 1991 по 2010 год включительно, документально сменил пол 181 человек. Минимально – один человек в 2002 году, максимально – по 12 человек в 1994 и 2002 годах. В среднем это примерно по девять человек в год», – рассказывает Ксения Кириченко.

В вопросе приблизительности трансгендерной статистики с ней солидарны и в правозащитной организации «Российская ЛГБТ-сеть». «Не все трансгендерные люди принимают решение о коррекции пола, не все могут ее сделать по состоянию здоровья или из-за финансового положения. Больше того, не всем тем, кто проходит через коррекцию, удается поменять документы», – пояснили «Телеграфу» в организации.

Хирургический этап

Хирургические операции по смене пола среди государственных медицинских учреждений в Петербурге делают только в урологическом отделении Александровской больницы. Есть множество предложений от частных клиник, но это сопряжено с более серьезными рисками для здоровья, считают эксперты. Операция проходит в несколько этапов (иногда – от четырех до восьми), стоимость каждого из них – от 30 тыс. рублей. Операцию делают только при достижении пациентом совершеннолетия и при наличии справки с необходимым диагнозом. Сменить мужской пол на женский значительно проще: человеку удаляют мужской половой орган и делают вагинопластику. Иногда после длительного приема гормональных препаратов грудь становится больше и без медицинского вмешательства, но при желании врачи могут вставить имплантаты.   

Смена пола с женского на мужской сложнее, обычно ее делают в несколько этапов. Она включает удаление женской груди, удаление внутренних женских половых органов, коррекцию внешних и впоследствии формирование мужского полового члена. До последней стадии доходят далеко не все трансгендеры. На самом деле, большинству их них достаточно решить вопрос с гормонами, грудью и документами.

Адаптация   

«Несмотря на отсутствие установленных в законе требований, чиновники ЗАГС и судьи зачастую требуют от трансгендерных людей проведения хирургических операций по коррекции пола – как условие смены документов, а иногда и 2-3 хирургических операций. Эти операции нужны далеко не всем трансгендерным людям. Это – дорогие операции, которые не покрываются ОМС. Это – операции, которые достаточно сложны технически и которые противопоказаны части трансгендерных людей по состоянию здоровья. Тем не менее, очень часто их требуют от трансгендерных заявителей, – рассказали в ЛГБТ-группе «Выход». – Например, сейчас у нас есть дело об отказе ЗАГСа Петербурга сменить документы трансгендерной женщине, несмотря на то, что она приносила врачебные заключения о наличии у нее диагноза «транссексуализм» и необратимой гормональной коррекции пола. ЗАГС отказал ей, сославшись только на то, что ей не проведена хирургия. Мы надеемся сменить документы через суд и верим, что суды Санкт-Петербурга пойдут по пути тех своих коллег из других регионов России, которые меняли документы вне зависимости от того, проведена ли человеку хирургия или нет».

Один из самых сложных периодов для трансгендеров – этап адаптации после «перехода» в другой пол. По словам правозащитников из «Российской ЛГБТ-сети», на этом этапе люди сталкиваются с массированной ненавистью и неприятием общества. Справиться с этим могут помочь только близкие люди.  

За 2015 год программа мониторинга Российской ЛГБТ-сети зафиксировала и описала 20 конкретных случаев дискриминации и насилия в адрес трансгендерных людей. «Это и физическое насилие, и нарушение трудовых прав, и ограничения в доступе к товарам и услугам, и необоснованный отказ в изменении документов. Во всех зафиксированных нами случаях отметка о поле в паспорте пострадавших не соответствовала их гендерной идентичности и полу, в котором они социализировались. Для всех этих людей любое предоставление документов, будь то междугородний поезд или покупка сим-карты, сопрягалось с раскрытием трансгендерности. Во-первых, это создает постоянный психологический дискомфорт, во-вторых, делает трансгендерных людей уязвимыми перед любым проявлением трансфобии со стороны тех, кому они вынуждены предъявлять документы», – отметили в организации

Что касается физического насилия, то здесь один из самых известных трагических примеров – избиение до смерти трансгендерной женщины в Москве в 2010 году. Ее забили лопатами мужчины после того, как узнали о ее трансгендерности. Это один из немногих случаев, когда преступники были найдены и осуждены, при этом они не скрывали своих мотивов.

История Алисы

Показателен пример трансгендерной женщины Алисы, которая сейчас живет в Москве и находится в активной фазе борьбы за права на воспитание своего сына. Она одна из немногих трансгендерных людей в России, кто открыто заявляет о своей трансгендерности, не боясь преследований. По словам Алисы, она стала женщиной летом 2008 года, когда у нее уже была семья – жена и ребенок. Причем супруга знала об особенностях Алисы и сама помогла с оплатой операции.

«Это было сразу после того, как я закончила университет, что помогло мне избежать, как минимум, одной проблемы. Был страх, как воспримут соседи, как на работе. Родственники знали и приняли мой переход еще до того, как он состоялся. Несмотря на то, что я начиталась «страшилок» и была готова ко всему, меня приняли. Соседи продолжили со мной общаться, как и раньше. Такое ощущение, что они вообще не заметили.

Пара друзей перестала со мной общаться, но не все. Вообще, это хорошая проверка, хорошие друзья или нет, готовы они быть с тобой в трудную минуту или отворачиваются. Сейчас, оглядываясь назад, я рада, что больше не поддерживаю с ними контакт. Они ничем не рисковали, они просто не хотели иметь в своем окружении такого человека, как я. Это не делает им чести. На работе отнеслись с любопытством. Но так как это был частный бизнес, никаких официальных контактов с клиентами у меня не было, проблем не возникло. Через два месяца после перехода на фулл-тайм, я стала начальницей отдела разработки, проводила собеседования и нанимала сотрудников. Сложно было первый год, так как внешность окончательно не изменилась. Я была не мужчиной, но и не женщиной. Либо очень-очень страшной женщиной. Покупка одежды также была проблемой. Нестандартная фигура и отсутствие опыта заставляли меня проводить часы в магазине. Первое время спасали заказы через интернет. Половина одежды, конечно, не использовалась и шла «на выброс». Была сильная неуверенность в голосе, так как он тоже еще не сформировался. И сильнейший страх перед предъявлением паспорта. Самое важное в процессе перехода – это терпение и поддержка окружения. Мне повезло, меня поддержали. Наверное, в Москве с этим лучше, чем в маленьких городах. Мне не пришлось прятаться или врать. Я всегда честно говорила, что меняла пол. Мне кажется, если нет угрозы для жизни, лучше сказать правду. И сразу настоять на том, что это мой выбор и остальным остается это только принять. Со временем люди принимают. Нужно просто немного потерпеть.

Как складывается судьба? Наверное, я не тот человек, чтобы жаловаться. И мою историю трудно назвать обычной. У меня есть любимая жена-иностранка, которая приняла меня такой, какая я есть. Хотя сначала у не был некоторый страх, со временем от развеялся, и мы смогли пожениться, причем в России. У меня есть сын от первого брака, и хотя я и не могу его видеть сейчас, я не сомневаюсь, что ситуация изменится.

Я занимаюсь любимым делом – разрабатываю игры и программы. Работаю дома, на себя. Найти хорошую работу в Москве, будучи транссeксуалкой с мужским паспортом, практически невозможно. Я довольно много времени провожу за границей в силу того, что у моей жены есть ограничения на пребывание в России. Всегда стараюсь получить удовольствие, пересекая границу. Это что-то вроде экстремального спорта. Страшно, но безумно интересно. К сожалению, в последнее время усиливается страх. Страшно находиться в России. Мало того, что стали появляться дискриминационные законы, Россия все меньше и меньше становится правовым государством. Показательный пример. Была недавно в Органах Опеки и Попечительства, обсуждая возможность дальнейших действий по осуществлению моих родительских прав. После некоторого диалога мне заявили «Ну вы же понимаете, у нас православная страна». Вот так, православная страна. А в конституции написано «светское государство». Но никто, похоже, ее не читает». 

Новости партнеров



Фоторепортажи

21 августа >

Фоторепортаж: «Это — уже другие белорусы»

За две недели эта маленькая страна в центре Европы трансформировалась на глазах у всего мира, отряхнувшись от 26 лет застоя. Мы увидели, как на жестокость отвечают миром, на удары дубинок — цветами, на хамство — песнями.
28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях