USD: 73,4747 | EURO: 89,4995 | Сегодня: 0 | Завтра: 0
Новости экологии и политики
25 февраля 2021. 20:10
19.03.2016 11:00

Старость глубокой заморозки

Копилка без дна

По правде говоря, термин «заморозка», пусть и подсознательно тревожный, скорее приукрашивает действительность: кажется, что твои законные средства запаяли в ледяной куб, но придет время — лед растает, и ты получишь все свои причитающиеся деньги, разве что, чуть намокшие. Ситуация обстоит не совсем так — или совсем не так. 6% от зарплаты почти 29 млн граждан не кладут на хранение в холодильник — их, напротив, закидывают в разгорающийся костер бюджетного кризиса. Эти средства идут туда же, куда направляются еще 16% от ваших заработков — на содержание нынешних пенсионеров, а не на формирование вашей собственной будущей пенсии (что вообще-то подразумевается самим термином «накопительный компонент»).

В первый раз государство решило «заморозить» накопления граждан в 2014 году. Сейчас уже немного неловко вспоминать, с какой скоростью тогда менял показания министр финансов Антон Силуанов. Сначала нам сообщили, что все средства вернут на счета НПФ. Затем министр неожиданно разоткровенничался и подчеркнул, что «никто не собирался эти деньги возвращать, потому что эти деньги пошли на Крым, на антикризисные меры». Спустя несколько часов прозвучало и вовсе эпичное утверждение: «Появились заявления, что правительство тратит деньги накопительной части пенсий будущих пенсионеров. Это абсолютно неправильно... Правительство РФ никогда не мыслило и не собиралось тратить деньги пенсионеров».

В принципе примерно по такой же модели мошенники на улице забалтывают жертву, когда видят, что она начинает что-то подозревать. Надо ли говорить, что к шагу, который изначально позиционировался как одноразовый, прибегли еще дважды. С каждым годом государство выгадывало все больше — от 243 млрд рублей в 2014 году до 342 млрд рублей в 2016-м (в следующем году правительство намерено забрать у граждан порядка 400 млрд рублей).

Игра без правил

О том, что деньги не пропадут (хотя они по факту пропадают в тот же миг), нам рассказывают и теперь. Глава комитета Госдумы по труду Ольга Баталина заявила , что предложение Минфина о заморозке оправданно и что деньги, пущенные в солидарную систему вместо накопительной, будут отражены на персональных счетах граждан и «индексированы». Однако процедуру индексации так никто и не объяснил. К тому же, по новой формуле, у правительства есть право самостоятельно определять стоимость баллов, от которых зависит размер пенсии.

«Главный минус постоянного переписывания пенсионных формул и правил в том, что население перестает рассчитывать на пенсию в старости, - говорит проректор РАНХиГС Александр Сафонов. - И в этом смысле у граждан складывается молчаливый консенсус с работодателями, которым тоже не хочется ничего отчислять в различные фонды. Статистика показывает, что даже во время моратория, население пытается перекладывать свои более старые накопления из государственного кошелька в негосударственные пенсионные фонды. Это значит, что люди не верят государству». По данным экспертов, «серые зарплаты» в России сейчас получают до 30% работающих граждан.

По мнению профессора ВШЭ Александра Абрамова, у власти сейчас нет стратегического решения для пенсионной системы. «Государство забирает у людей деньги на текущие нужды уже три года подряд — это значит, что оно не справляется с накопительной системой, — говорит эксперт. — А у сугубо страховой системы будущего нет. Сейчас на одного пенсионера приходится два работника, и с учетом коэффициента замещения, они должны отдавать по 30% от своей зарплаты».

НПФ на сухом пайке

Понятно, что Минфин решает вполне конкретную фискальную задачу на фоне более чем двухтриллионного бюджетного дефицита и несбалансированности пенсионной системы. Однако даже в правительстве единого мнения о последствиях возможной заморозки нет. «Очень хочется верить что в очередном году такого решения не случится», — заявлял ранее замминистра экономического развития Николай Подгузов. По его словам, за три года страна недополучила 900 млрд рублей инвестиций, которые распорядители накоплениями могли направить на реальные проекты. В частности, на сильно урезанном пайке сидят негосударственные пенсионные фонды. «В 2015 году НПФ изменили профиль инвестиций, сократили вложения в банковские инструменты и более 50% средств пенсионных накоплений инвестировали в акции и облигации российских компаний, - говорит председатель совета директоров Европейского пенсионного фонда Евгений Якушев. - Средства пенсионных накоплений и пенсионные резервы сегодня работают в реальной экономике в трех основных направлениях: кредитование проектов государственно-частного партнерства; долговое финансирование долгосрочных инвестиционных проектов; участие в акционерном капитале. Если бы НПФ получили приток новых пенсионных накоплений, эти средства были бы тоже направлены в российский рынок». «В прошлом году в НПФ перешли порядка 500 млрд рублей накоплений за 2013 год, - вспоминает Александр Абрамов, - и это стало мощным драйвером, в том числе, для гособлигаций. А при заморозке пенсионные деньги не работают на внутренний рынок».

С началом падения рынка негосударственным пенсионным рынкам стали пенять тем, что они не могут обеспечить доходность по вложениям, которая хотя бы перекрывала инфляцию. Этим, в частности, объяснялось решение наложить мораторий на перечисления накоплений в НПФ. Правда, почему-то забывалось, что государственный Внешэкономбанк, куда идут средства граждан по умолчанию, в 2014 году показал доходность меньше 3% при инфляции выше 11%. «ВЭБ не может обеспечить доходность на уровне лидеров среди НПФ, - считает Александр Сафонов. - Банк участвует в глобальных рисковых государственных проектах — вроде, Олимпиады, которые требуют формирования крупных резервов. А для НПФ это вопрос не только доли рынка, но и фактически прокорма». Справедливости ради стоит сказать, что в 2015 году ВЭБ показал рекордную для себя доходность в 15,3%, войдя в топ-20 операторов пенсионных накоплений.

Все, что происходит сейчас с накопительным пенсионным компонентом, можно было бы назвать вслед за Маркесом «Хроникой объявленной смерти». Когда теннисистке Марии Шараповой прочат дисквалификацию на четыре года, это автоматически приравнивается к завершению карьеры. И четырехлетнее (в перспективе) забвение пенсионных накоплений наводит на аналогичные мысли. Власть словно общается с населением намеками, не решаясь прямо сказать, что к накопительной системе интерес она уже потеряла. Однако и отменять ее незадолго до выборов чиновники и депутаты, скорее всего, не решатся. Видимо, так и будут время от времени «подмораживать» пенсионный процесс, чтобы уже в 2019 году включить холодильник на полную.

Новости партнеров



Фоторепортажи

21 августа >

Фоторепортаж: «Это — уже другие белорусы»

За две недели эта маленькая страна в центре Европы трансформировалась на глазах у всего мира, отряхнувшись от 26 лет застоя. Мы увидели, как на жестокость отвечают миром, на удары дубинок — цветами, на хамство — песнями.
28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях