USD: 56.3438 | EURO: 69.9001 |
Сегодня: -6 | Завтра: -8 |
19 февраля 2018. 18:55

Новости дня

19.02 17:59 > В Мексике археологи раскопали руины древнего города площадью с Манхэттен
19.02 17:44 > В Испании начался суд над «русской мафией»
19.02 17:27 > Госдума рассмотрит закон о праве жить отдельно от опекунов с 14 лет
19.02 17:02 > Керлер из России попался на мельдонии. Что это было и что теперь будет со сборной ОАР
19.02 17:02 > Путин выделил на социально значимые НКО 8 млрд рублей
19.02 16:52 > Метро Петербурга покажет снимки подземки глазами петербургских фотографов
19.02 16:26 > Леонид Парфенов стал YouTube-блогером
19.02 15:47 > Глава Якутии и «Аэрофлот» обвинили друг друга в неподобающем поведении
19.02 15:03 > Не всё коту. Масленица в фотографиях пользователей из соцсетей
19.02 14:45 > В Челябинске начали расследовать дело о секс-торговле детьми в детском доме
19.02 14:14 > Автор «Пламенеющей готики» заявил, что не оскорблял чувства верующих
19.02 13:38 > Дуров собрал 850 млн долларов на внутреннюю валюту Telegram
2016-11-28 16:06:02

«Нам бы земли, а нам ее никак». Как меняются социальные протесты в России

«Телеграф» выяснил, как изменились социальные протесты в России за последние годы и стоит ли ждать массового недовольства в ближайшем будущем.

За последние три года количество трудовых протестов увеличилось примерно на 40%, а число политических акций, наоборот, снизилось. По данным социологов, протестовать стали наименее обеспеченные граждане, а сами мероприятия проходят напряженнее. «Телеграф» разобрался, с чем это связано, стоит ли ждать масштабных протестов в ближайшем будущем и в каком случае социальные требования перерастут в политические.

В ноябре прошлого года дальнобойщики со всей России оставили работу, выехали из своих городов и двинулись маршем на Москву, чтобы выразить протест против введения системы «Платон». В августе этого года их поступок попытались повторить кубанские трактористы, протестуя против «незаконных действий» властей в своем регионе. В Москву они ехали, чтобы рассказать президенту Владимиру Путину о своих проблемах. По словам фермеров, агрохолдинги отнимают у них землю, арендованную у государства, угрожая уголовными делами и физической расправой. До столицы фермерам добраться не дали, устроив полицейскую облаву в одном из придорожных ресторанов. Некоторых из них арестовали на 15 суток.

«Вспоминаю отсидку в тюрьме, как страшный сон. Ехали за защитой к властям, а нас сапогом по морде и в тюрьму», — рассказывает участник акции Николай Маслов, которого звонок «Телеграфа» застал за уборкой кукурузы. «Фактически год бодаемся, средства в адвокатов вложены, а жить людям нечем. Тяжело, но худо-бедно выживаем», — добавляет фермер.

Кроме трактористов и дальнобойщиков, в последние годы в России протестовали шахтеры, дольщики, валютные ипотечники, рабочие заводов, коммунальщики. Протесты и забастовки были всегда, но, по данным социологических исследований, в 2015–2016 году они стали смещаться из столиц в регионы и от среднего класса в сторону малообеспеченных групп. Кроме того, Центр социально-трудовых прав зафиксировал рост количества трудовых протестов в последние два года. В 2015 году общее число акций составило 409 против в среднем 241 в 2008-2014 годах, а в первом полугодии 2016 года прошло 193 акции. В центре отмечают, что протесты стали «напряженнее».

Рост числа социальных протестов связан с экономическим кризисом, уверены эксперты. «Работать надо больше, денег получают меньше, фактор внешней политики имеет краткосрочный эффект. Конфликты в Сирии и Украине хорошо стартовали, но люди не ощущают этой победы. Повоевать повоевали, люди погибли, а в итоге?», — заявил «Телеграфу» старший преподаватель кафедры политической психологии СПбГУ Петр Бычков.

По данным Центра экономических и политических реформ, основные причины недовольства — сокращения на предприятиях и задержки зарплат. «Абстрактный» политический протест уже не популярен, а людей мобилизуют конкретные проблемы, делают вывод в центре.

От политики открещивается и фермер Николай Маслов. По его словам, «марш» был акцией в поддержку президента и против коррупции на уровне местных властей. «Мы не хотим быть пятой колонной. У нас нет никаких политических требований. Совершенно никаких. Нам бы земли, а нам ее никак», — говорит он.

Однако в некоторых случаях экономические требования все же перерастают в политические. Например, на митингах дальнобойщиков в разных регионах звучали лозунги об отставке правительства и даже президента. «Я, к сожалению, никогда не ходила на выборы, всегда говорила, что дайте мне работать, а политика меня не касается. А сейчас наше правительство не дает мне работать. Только теперь я поняла, как важно принимать активное участие в жизни своей страны. Дальнобойщики сейчас выдвигают не только экономические требования, но и политические. Мы хотим отставки правительства!», — заявляла представитель дальнобойщиков Ольга Рудакова на митинге в Пензе. 

Дальнобойщик и член профсоюза водителей-профессионалов Сергей Айнбиндер в беседе с «Телеграфом» также сообщил, что протест против «Платона» от политики он не отделяет. «Во-первых, есть проблема разворовывания. А во-вторых, есть проблема недосбора самого налога. И при этом акциз на топливо повысили. А недосбор получается из-за того, что власти занимаются не своей работой», — уверен он.

В целом же социологи считают, что политических протестов сейчас практически не осталось. «Самый большой протест — „болотный“ — исчерпал себя. Сейчас настолько авторитарный политический контекст, что массовое движение просто так не возникнет. Возможно, поэтому на передний план выходят трудовые протесты, у них есть конкретика», — считает член лаборатории публичной социологии Олег Журавлев.

Он, однако, предполагает, что трудовые протесты могут стать катализатором политических, а недовольство людей экономическими вопросами может перерасти в недовольство властью. «Трудовых протестов больше из-за экономического кризиса, но я думаю, что эти два вида протеста смогут соединиться. У тех же дальнобойщиков звучат нотки — „власти нас не слышат“. Да, болотный протест сдулся, но люди остались. Кто-то вовлечен в локальный активизм — социальная база есть», — отметил Журавлев. 

Будут ли социальные требования перерастать в политические, зависит от властей, считают эксперты. «Фермеры и трактористы пытались доехать до Москвы, но их развернули. Понятно, что после силовых мер доверие к власти будет снижаться. Если они будут продолжать политику изъятия денег из общества и реагировать силовым образом — ситуация может обостриться», — уверен Журавлев. Его мнение подтверждает и исследование ЦЭПР, авторы которого приходят к выводу, что в случае игнорирования локальных проблем фокус внимания протестующих достаточно быстро может перейти к общим политическим требованиям.

Эксперты сходятся во мнении, что предсказать развитие протестов практически невозможно, но примерные прогнозы все-таки строят. «Если в экономике будет такая же стагнация, до весны точно будет спокойно, — считает Петр Бычков. — До весны явно запас прочности есть, а там уже станет видно, что экономика совсем просела, появится понимание того, насколько эффективно прошли выборы. Зимой из-за природных факторов ничего не произойдет — холодно, неудобно. А к лету, к весне, когда все захотят отдыхать, а денег на отдых не будет — тогда может быть». Но и весной россиян от протестов могут отвлечь выборы президента. По плану они должны состояться в 2018 году, но из документов Минфина следует, что их могут перенести уже на следующий год.

В массовые протесты Бычков не верит. По его словам, в России очень большая бюджетная сфера, и пока государство будет платить зарплату (а платить оно будет всегда, уверен политконсультант), бюджетники на улицы не выйдут. «У нас народ очень апатичный», — добавляет Бычков.

Яна Сахипова
Ссылки по теме:
Loading...

Новости партнеров

 

Фоторепортажи

19 февраля >

Не всё коту. Масленица в фотографиях пользователей из соцсетей

«Телеграф» собрал снимки проводов Масленицы в минувшие выходные.
10 февраля >

Танцуют все. Открытие карнавала в Рио-де-Жанейро в 15 фотографиях из соцсетей

«Телеграф» нашел снимки пользователей Instagram с первого дня массовых гуляний.
9 февраля >

Олимпийские игры в Пхенчхане. Церемония открытия глазами пользователей Instagram

«Телеграф» собрал фотографии открытия XXIII Зимних Олимпийских игр.
5 февраля >

Снежный коллапс в Москве. Самый сильный снегопад столетия в 15 фотографиях из соцсетей

«Телеграф» собрал фотографии трехдневного апокалипсиса из Instagram.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях