USD: 62,9451 | EURO: 70,5552 |
Сегодня: +17 | Завтра: +15 |
17 июля 2019. 18:12
18.12.2017 16:00

Небратья. Как беженцы из Украины становятся безработными в России

В последнее время в различные фонды помощи мигрантам все чаще обращаются беженцы с востока Украины. Они сообщают о проблемах с трудоустройством, которые стали обыденным явлением для таких граждан. Бывшему украинцу сейчас устроиться на работу труднее, чем приезжему из Узбекистана или Таджикистана. «Телеграф» изучил корни проблемы.

В 2014 году из-за событий на востоке Украины в Россию устремились украинские беженцы. По официальным данным, сейчас в России проживают около 2,5 млн украинцев, примерно 1 млн из которых приехали с юго-востока страны. И это далеко не окончательные цифры, поскольку не все прибывшие обращаются в миграционные службы.

Боевые действия в Донбассе с разной интенсивностью продолжаются уже почти три года, и жители этого региона постоянно уезжают к родственникам и знакомым в Россию, проживая там без регистрации до 90 дней по закону, а может быть и больше. Статус беженца или временное убежище за время конфликта получили 280 тыс. жителей Донбасса.

Однако в России гости из Украины зачастую сталкиваются с серьезными бытовыми проблемами. Оказалось, что работодатели отказываются брать их на работу, несмотря на статус беженца. В то же время граждан Таджикистана и Узбекистана берут на работу гораздо охотнее. Юрист Фонда поддержки добровольного переселения соотечественников «Ориентир» Александр Ерошкин рассказал, что украинцы постоянно обращаются к ним с такой проблемой.

В то же время от общего числа обращающихся в правовую приемную фонда в Санкт-Петербурге их немного (5-10%). Юрист уточнил, что по этому вопросу беженцы с Украины приходят как минимум раз в неделю. Проблема заключается в том, что работодатели опасаются брать на работу беженца из Украины. По законодательству, украинцу, как и мигрантам из Таджикистана или Узбекистана, для трудоустройства нужен трудовой патент. Однако беженцу он не нужен.

«Работодатели боятся штрафов и поэтому просто не хотят разбираться в законодательстве и связываться с беженцами. Штрафы у нас очень высокие — от 400 тыс. до 1 млн рублей за одного человека за один проступок. Если у мигранта есть патент, то сотрудник отдела кадров принимает его по общей схеме. Он смотрит по таблице и видит, что мигрантам с Украины нужен патент. В вопрос особого статуса, который имеют беженцы и вынужденные переселенцы, он не вдается», — пояснил Ерошкин.

Он добавил, что работодатель действует по схеме «лучше я откажу, и мне будет безопаснее». По словам Ерошкина, единственный способ решить эту проблему — это учить работодателей. Беженец может обратиться к юристам, потребовав его трудоустроить, но здесь есть негативный момент. «Если у человека отношения с работодателем начинаются с такого конфликта, то ему потом трудно будет устроиться в эту компанию. Его просто не возьмут под каким-то другим предлогом — допустим, скажут, что у него не достаточно квалификации», — говорит Ерошкин.

Однако затруднения при трудоустройстве — это не единственная проблема, с которой сталкиваются украинцы, которые бегут от войны в Россию. «Телеграф» пообщался с одним из мужчин по имени Александр, который в свое время обратился в фонд «Ориентир» за помощью.

23-летний уроженец Украины приехал в Россию в прошлом году из Киева. Решение о переезде он объяснил тяжелой политической ситуацией в Украине. Молодой человек хотел работать и учиться в спокойной обстановке. Когда Александр оформлял документы для легального пребывания и возможности работать в России, он столкнулся с некомпетентностью работников управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Петербургу и Ленобласти, после чего написал на них жалобу в фонд.

«Мне не понравилось их грубое отношение и отсутствие возможности связаться с ними по контактам, которые указаны на официальном сайте. Кроме этого, попасть в некоторые отделы управления по вопросам миграции — это настоящая проблема», — пояснил молодой человек.

После переезда Александр собрал необходимый пакет документов для получения патента и в рабочие часы приехал в Единый миграционный центр (ЕМЦ) на улице Красного Текстильщика в Петербурге. Он находится рядом с отделом по вопросам миграции МВД, почти в одном здании.

«Сотрудники службы охраны не пустили меня в отдел трудовой миграции. Позднее мне сказали, что это служба охраны Единого миграционного центра, а не сотрудники отдела по вопросам трудовой миграции ГУ МВД России. Я попытался уточнить, на каком основании они меня не впускают, но они ничего не ответили и отправили меня с центрального входа на вход со двора. Там стояла очередь на подачу заявления», — рассказал Александр.

В течение всего рабочего дня Александр и еще примерно 50 человек простояли на улице, однако внутрь попасть так и не смогли. Молодой человек решил стоять в очереди и ночью. В восемь часов утра охрана запустила только 15 человек из тех, кто стоял на улице, и Александр в их число не попал.

Бросив попытки сдать документы через очередь, Александр попытался записаться на подачу документов через интернет или по телефону. Найдя на сайте телефон горячей линии для иностранных граждан, он в течение недели безуспешно пытался туда дозвониться. Трубку никто не брал.

Обнаружив на сайте информацию о том, что запись иностранцев на прием ведется в 116-м окне, Александр снова пришел в ЕМЦ на улице Красного Текстильщика. Однако охрана снова не пустила его, заявив, что окна №116 не существует. Охранники отправили молодого человека в кассы Единого миграционного центра.

К этому времени уже заканчивался срок в 30 дней, в которые Александр должен был подать заявление на трудовой патент. В панике он снова приехал в ЕМЦ и категорично потребовал пустить его в отдел по вопросам трудовой миграции ГУ МВД России. Однако Александра вновь отправили в Единый миграционный центр. Его сотрудники просмотрели документы украинца и заявили, что ему нужно сделать новое заявление, несмотря на то, что Александр заполнил его полностью и грамотно. За оформление нового заявления с него потребовали 13 тыс. рублей, которые Александр вынужден был заплатить.

«Меня отправили на фотографирование и сняли отпечатки пальцев, а позже направили к какому-то директору, который назначил мне дату. Я пришел, и он провел меня через служебные помещения в отдел ГУ МВД России по трудовой миграции. После получения патента меня снова заставили сдавать отпечатки пальцев», — добавил Александр.

Чуть позже Александр решил подать документы на разрешение на временное проживание (РВП) в пределах квоты, и здесь снова столкнулся с бюрократией. Согласно информации на сайте МВД, подача документов осуществляется по предварительной записи по телефону. Александр снова попытался дозвониться по указанному на сайте телефону, однако безуспешно — трубку никто не брал. В итоге терпение молодого человека иссякло, и он обратился в фонд поддержки мигрантов «Ориентир».

На этом примере видно, что украинцам приходится пройти через массу бюрократических процедур для того, чтобы обосноваться в стране, которую они считают местом продолжения своей жизни. Хотя к русским они гораздо ближе в национальном и языковом плане, чем выходцы из Центральной Азии.

Новости партнеров


Фоторепортажи

11 июня >

Постой, паровоз! РЖД построила дорогу к парку «Рускеала» и пустила по ней ретропоезд для туристов из Петербурга

Посмотреть на красоту Карелии стало проще, быстрее и безопаснее.
27 мая >

Стиляги, троллейбусы и клоуны. Посмотрите фотографии «Телеграфа» с Дня города

День рождения Петербурга отметили парадом ретроавтомобилей и рекордом барабанщиков.
3 мартa >

Весне дорогу! Петербуржцы показали город после зимней грозы

«Телеграф» собрал фотографии пользователей из Instagram, на которых видно, как город замело снегом всего за несколько часов.
24 февраля >

Туманный Петербург. Пользователи Instagram показали, как выглядел город утром

«Телеграф» собрал в соцсетях снимки пользователей.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях