USD: 73,3806 | EURO: 86,5011 |
Сегодня: 0 | Завтра: 0 |
4 августа 2020. 17:32
28.05.2018 15:16

Привычка поджигать. Почему горят леса в России

С 2010 года, когда Москва и Московская область задыхались в дыму страшных лесных пожаров, леса в России продолжают гореть каждое лето. Ежегодно в стране погибает в огне в несколько раз больше деревьев, чем используется в хозяйственной деятельности, а количество прямых и косвенных жертв пожара среди животных и даже людей не поддается учету. Добровольный пожарный, координатор противопожарных программ «Гринпис России» по СЗФО Наталья Максимова рассказала «Телеграфу», от чего возникают пожары, кто и как должен их тушить и почему США и Канада эффективно внедрили опыт СССР, а современная Россия использует американские методики себе в ущерб.

За весну сгорело 7,5 млн гектаров леса

По данным лесного форума, к 17 мая 2018 года в России сгорело уже более 7,5 млн гектаров лесов, хотя в официальные сводки попали только 1,75 млн га. Особенно тяжелая ситуация с лесными пожарами сейчас развивается в Амурской области, где даже похолодание и дожди не смогли остановить распространение огня.

По мнению Натальи Максимовой, проблема лесных пожаров в России сейчас одна из самых актуальных. В стране каждый год лесов сгорает в несколько раз больше, чем используется человеком в хозяйственной деятельности — для изготовления стройматериалов, бумаги и мебели. Лес гибнет, становится ни для чего непригодным и еще надо тратить деньги, чтобы его убирать и вывозить. Сюда надо добавить хозяйственный ущерб и ущерб здоровью, гибель людей на тушении лесных пожаров или просто случайные смерти оказавшихся рядом.

Лесные пожары связаны не только с гибелью деревьев. Ущерб наносится местам обитания животных, потому что часто сгорают особо охраняемые территории, заповедники. «Это такие уникальные природные комплексы, которые ученые стараются изо всех сил сохранить, людей туда не пускают, сами туда редко ходят, чтобы эти уголки заповедного леса сохранились. А тут пожар, и половина заповедника сгорела и все, что там было ценного, фактически погибло или как минимум пострадало», — поясняет активист.

Тушить или не тушить по закону

За тушение пожаров в России отвечают разные службы, поэтому пожаротушение организовано сложным образом. Есть разные категории земель и за них отвечают разные органы пожаротушения. За земли лесного фонда ответственна противопожарная служба Рослесхоза. Она не относится к МЧС и обычно управляется органами региональной власти. В Карелии — это министерство природы, в Ленобласти — комитет по природным ресурсам. Но эти службы могут тушить только на официальных землях лесного фонда.

«Если у нас лес растет на другой категории земель — сельскохозяйственных землях или торфяниках, которые вообще не поймешь, кому принадлежат, то это не территория лесников и тушение для них там будет расходованием не по бюджету и вообще нарушением. Они могут это делать, но тогда не смогут включать это в отчеты, то есть им придется как-то изворачиваться», — объясняет Максимова.

На всех остальных территориях, кроме лесного фонда, пожары должна тушить пожарная служба МЧС. Однако десять лет назад они в 90% случаев отказывались выезжать на травяные палы, не считали это своей зоной ответственности. Лесные пожарные службы на них тоже не могли выезжать. «С травяных палов зачастую начинаются большие лесные пожары», — напоминает добровольный пожарный.

Сейчас, по словам Максимовой, ситуация с тушением таких пожаров значительно улучшилась. Силы МЧС начали выезжать на травяные палы. Лесники также имеют ресурсы для тушения лесных пожаров — хорошо укомплектованные оборудованием станции, небольшие машины с высокой проходимостью, запас воды, помпы, ранцы и лесные огнетушители.

Cбросы воды с самолета стоят примерно также, как поливка леса хорошим шампанским.

Cбросы воды с самолета стоят примерно также, как поливка леса хорошим шампанским.пресс-служба МЧС России

Трудности возникают, когда лесные пожары приводят к введению чрезвычайной ситуации. Тогда регионам приходится запрашивать федеральную помощь от МЧС, которое чаще всего берет на себя руководство пожаротушением, при том, что лесники и лесные пожарные зачастую лучше знают, как тушить такие пожары.

«Когда МЧС берется за тушение крупных лесных пожаров, надо отличать реальность от пиар-картинки. Например, авиатушение — это кошмар и печаль. В основном – это показуха, причем очень дорогая», — сетует активист.

По ее словам, сбросы воды с самолета Би-200 стоят примерно так же, как возможная поливка леса хорошим шампанским, а эффективность таких сбросов низка. Сбрасывают воду в белый свет, как в копеечку. Получается водяной взрыв, из-за которого огонь даже сильнее становится, а вода по пути разбрызгивается в мелкие капли и ничего не может потушить.

«И остальным пожарным главное куда-нибудь подеваться, пока они "отбомбятся", — отмечает Максимова. — Без эффективного взаимодействия с наземными пожарными тушение с самолета ничего не дает. Но часто это превращается в красивую картинку для телекамер. В 2014 году так «тушили» торфяники, а их так невозможно потушить, наоборот, это огонь раздувает».

Подробнее о том, кто и как тушит лесные пожары, можно узнать в памятке «Гринпис».

Поджоги, непогашенные костры и окурки — главные причины лесных пожаров

Природными причинами пожаров могут стать только сухие грозы, извержения вулканов и падение метеоритов, во всех остальных случаях виноват человек, отмечает Наталья Максимова. При этом в России метеориты падают редко, действующие вулканы остались только на Камчатке, а значит, что леса горят в основном из-за таких глупых причин, как непогашенные окурки или костры на пикнике, а еще чаще — из-за специальных поджогов. Максимова считает самым опасным мифом заблуждение многих людей о том, что сжигание по весне старой травы может принести пользу.

«Я не понимаю, зачем они жгут. Якобы считается, для того, чтобы выросла хорошая трава, старую надо спалить. Это стопроцентная неправда, ничего хорошего на тех территориях, где выжигают постоянно, с травяным покровом не происходит. Он, наоборот, обедняется, потому что не все виды выдерживают постоянное пережигание. Также считается, что огонь помогает убрать на участке мышей или клещей. Это какая-то фантазия. Мне кажется, это странная привычка к плохому. Люди привыкли, что каждую весну должно гореть», — удивляется добровольный пожарный.

Для того чтобы устроить травяной пожар, многого не нужно — спички, немного бензина, кучка мусора. Если погода будет теплой и ветреной, пожар может дойти до ближайшего леса или заброшенного торфяника. В плохой день люди могут устроить 10–20 таких небольших и «полезных» травяных палов.

«При обострении активности по поджогам сил МЧС на все такие пожары не хватает. Например, в районе может быть 2–4 пожарных машины, а на территории в жаркую погоду и в моменты активности поджигателей может быть сотня поджогов», — отмечает Максимова.

Сейчас в России действуют штрафы за поджог травы, максимум 5 тыс. рублей для частного лица. Эти поджоги нелегко зафиксировать, для этого нужно, чтобы нарушителей с поличным застали сотрудники пожарной охраны или полицейские. Впрочем, люди стали осторожнее действовать. Раньше они даже не скрывали, что являются поджигателями, даже с гордостью об этом рассказывали, отмечает Максимова. «Это мое поле, что хочу, то и делаю», — заявляли фермеры. Теперь они не признаются в поджогах, но продолжают жечь траву.

В жаркую погоду на две машины МЧС может приходится сотня проблемных палов травы.

В жаркую погоду на две машины МЧС может приходится сотня проблемных палов травы.пресс-служба МЧС

Самые опасные пожары — торфяные

Остатки не до конца перегнивших растений в болотах превращаются в торф. Пока болота не осушены, торфяники не могут загореться. В СССР на заре развития энергетики торф считался важным ресурсом, топливом для электростанций. Поэтому по государственной программе множество болот было осушено, но к тому времени энергетики перешли на другое, более дешевое и эффективное топливо, а осушенные болота остались и со временем стали опасными очагами лесных пожаров.

На территории России находится много осушенных болот, которые принадлежат непонятно кому, и никто не несет за них ответственность. На некоторых из них построены населенные пункты, многие отданы под дачные участки.

Торфяники требуют специальных знаний о том, как их тушить. В отличие от травяного пожара, где просто бери и поливай водой, торфяники нужно тушить особенно тщательно, сильной струей воды и одновременно перекапывая. Пожар на торфе часто не выглядит чем-то серьезным — просто ямка, из которой идет дым. Возникает характерный запах, и это выглядит очень безобидно, потому что нет открытого огня. При этом торфяник насыщен битумными смолами, которые от нагрева начинают испаряться, а на границах с более холодным воздухом отвердевать, образуя твердую корку над очагом пожара. Такой пожар может пережить не только сильный дождь, но и тушение даже большим количество воды. Она скатывается с этой корки и не достигает горячих участков.

Именно тление торфяников стало причиной сильных лесных пожаров в Подмосковье в 2010 году. «В начале того лета мы с коллегами из "Гринпис" ездили по Московской и Рязанской областям и бодались с МЧС о том, что надо тушить торфяники. Потому что, если случилось жаркое лето, то торфяник будет продолжать тлеть все это время, разрастется на большие территории и, в конце концов, станет источником новых пожаров. Кроме того, пока горит торфяной пожар, он выделяет особенно опасный канцерогенный дым, содержащий бензопирен», — объясняет Максимова.

Если судить по статистике 2010 года, тогда выросла смертность от заболеваний верхних дыхательных путей, сердечно-сосудистых заболеваний, было большое количество выкидышей. Эти заболевания обостряются от нехватки кислорода и превышения в атмосфере вредных газов, которыми люди дышат, и их можно связать с задымлением от пожаров.

Осушенные ранее болота со временем стали опасными очагами лесных пожаров

Осушенные ранее болота со временем стали опасными очагами лесных пожаровvk.com/forestfire

Кому выгодны пожары

Заброшенные торфяники можно снова заболотить, но это сложный и дорогостоящий процесс. Иногда работы по обводнению торфяников сами становятся причиной пожаров. По словам Максимовой, есть подозрение, что за часть пожаров могут нести ответственность фирмы, которые получают деньги за обводнение земель.

«Службы, которые занимаются обводнением торфяников, делают это не очень эффективно, но уже привыкли каждый год получать за это деньги. Поэтому у них может возникнуть соблазн устроить пожар, чтобы не лишиться нового заработка», — отмечает она.

Похожий случай, когда коммерческая организация была заинтересована в лесном пожаре, предположительно, произошел и в Ленобласти. «Гринпис» с высокой долей уверенности предполагает, что в Кургальском заказнике в 2009–2010 годах были специально устроены лесные пожары, чтобы этот лес срубить. Возник низовой пожар, который слегка повредил растущие на месте очага возгорания сосны. После этого был проведен осмотр этих территорий и сделано заключение, что на них необходимо провести санитарную вырубку.

«В итоге все эти деревья были срублены — и пострадавшие от пожара, и не пострадавшие. Причем поджог был на одном из самых лучших участков леса, где были хорошие деревья, пригодные для бизнеса, которые явно не все пострадали. При этом арендатору участка не пришлось платить за вырубку леса, ему самому доплатили из бюджета», — рассказала Максимова.

Правда, ложь и статистика

Добровольные пожарные часто узнают о пожарах раньше, чем государственные службы. Они пользуются системами спутникового мониторинга, которые ежедневно обновляют информацию о так называемых «термоточках». В режиме реального времени также появляются спутниковые фотографии мест лесных пожаров. Спутники фотографируют землю в инфракрасном диапазоне и отмечают места, в которых температура заметно выше, чем на остальной территории, что свидетельствует о начавшемся пожаре. Эта информация фиксируется и ежедневно размещается на сервере, где ее может посмотреть любой желающий.

«Иногда мы видим несколько точек, которые срочно требуют осмотра, часто они подтверждаются снимками со спутников, на которых видны места пожаров — черное пятно, обрамленное зеленой кромкой. В такие места мы выезжаем. Если мы найдем там следы пожара, мы вызываем пожарные службы, которые отвечают за эту территорию», — рассказывает Максимова.

Кроме того, очень мощный инструмент создала геоинформационная служба «Гринпис». На их общедоступном ресурсе можно посмотреть карту с контурами осушенных торфяников, на которые ежедневно наносятся спутниковые данные о пожарах. «Поехав на шашлыки, вы можете посмотреть, не жарите ли вы мясо рядом с осушенным торфяником и сколько на нем уже пожаров было. Кстати, если вы там почувствуете запах дыма, то надо вообще-то уже вызывать пожарных», — напоминает доброволец.

По словам Максимовой, государственные службы не всегда с доверием относятся к информации, собранной добровольцами, и не все пожары учитываются в статистике. Регионам не выгодно давать правдивые цифры, так как в них могут ввести режим чрезвычайного положения, что плохо отразится на итоговой статистике.

«По спутниковому мониторингу мы видим одну площадь, а в отчетах на сайте Рослесхоза — совсем другую, в десятки и даже в сотни раз меньше. В 2014 году много регионов погорело, но при этом тех, кто показал близкую к реальности статистику, отругали, а тех, кто соврал и показал меньшую статистику, похвалили еще и денег дали за то, что у них меньше пожаров», — рассказывает Максимова.

В статистике можно скрыть даже жертв пожара. Например, считать только тех, кто сгорел в огне. Житель Приморья во время одного из лесных пожаров погиб в результате взрыва канистры с бензином. Фактически это не является смертью от пожара, даже несмотря на то, что канистра взорвалась, когда к дому подобрался травяной пал. «В 2010 году в статистике жертв пожара не учитывали выкидыши и смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, причиной которых стало сильное задымление», — напоминает Максимова.

Пожары 2010 года в Подмосковье на несколько дней заволокли улицы столицы сизым дымом.

Пожары 2010 года в Подмосковье на несколько дней заволокли улицы столицы сизым дымом.официальный сайт мэра Москвы

В США эффективно переняли опыт СССР, в России бездумно используют американский

Пожарные службы различных стран активно делятся опытом в тушении лесных пожаров. Так в США и Канаде переняли методику патрулирования и тушения силами авиалесохраны, разработанную еще в СССР. Согласно ей, небольшие самолеты с экипажами пожарных проводят мониторинг лесов, и как только специалисты замечают очаг возгорания, огнеборцы с мобильным пожарным оборудованием десантируются на парашютах или спускаются на тросах и приступают к тушению пожара.

По словам Максимовой, в США так хорошо работает служба профилактики и тушения пожаров, что почти исключены случайные или намеренные возгорания. Дети знают, как вести себя, чтобы не стать причиной пожара, они видят это в комиксах, мультиках и рекламе.

Однако после такой хорошей работы по пожарной профилактике в США стали естественным образом накапливаться горючие материалы и, в конце концов, из-за этого произошли сильные природные пожары. Поэтому в США взяли на вооружение метод профилактического выжигания, когда специалисты по экологии, сотрудники национальных парков и пожарные специально устраивают пожары, чтобы предотвратить более сильные в будущем.

Как рассказала Максимова, группа российских добровольцев в 2016 году ездила учиться этому опыту в США и своими глазами видела, как проводится профилактическое выжигание.

На пал в профилактических целях американцы тратят больше денег, чем на тушение пожаров. Для профилактического выжигания выбирают день с подходящими погодными условиями, уровнем ветра и влажностью. В мероприятии участвует множество людей из разных ведомств. Весь процесс хорошо контролируется, огню никуда не дают убежать.

«В России на проведение профилактических выжиганий выделяются средства, которых достаточно только на покупку спичек. Американский опыт слепо перенимать не стоит. Если перенимать, то с теми же бюджетами и степенью кооперации между ведомствами, что в США», — считает Максимова.

Российские чиновники с радостью решили перенять этот опыт по борьбе с лесными пожарами. «У нас пытаются идею перенять, авось, что-то получится, а по ходу сожжем весь лес. На Байкале так всю тайгу сожгли. Сейчас, кажется, немного притормозили, но пару лет назад такие идеи обуревали наших чиновников — ну это же здорово, мы не будем ничего тушить. Будем больше жечь», — отмечает Максимова.

По ее словам, после серьезных пожаров в Подмосковье в 2010 году и в Забайкальском крае в 2014–2015 году отношение к лесным пожарам даже у госчиновников и руководителей регионов начало меняться в лучшую сторону, а сами пожарные никогда не были заинтересованы в том, «чтобы все горело».

В России на проведение профилактических выжиганий выделяют средства, которых хватает только на покупку спичек.

В России на проведение профилактических выжиганий выделяют средства, которых хватает только на покупку спичек.vk.com/forestfire

Добровольными пожарными чаще всего становятся после крупных пожаров

Большинство российских обществ добровольных пожарных появились после сильных пожаров, с которыми профессиональные службы справлялись с трудом.

«Чаще всего добровольческие организации пожарных возникали в связи с катастрофами. Вот как в 2010 году в Москве люди поняли, что пожарные не справляются, они начали сами себе помогать. Моя подруга, преподаватель, внезапно стала координатором добровольной пожарной помощи, ей свозили оборудование, продукты и одежду для добровольцев, а она все это отправляла в Рязанскую, Московскую, Владимирскую области. Похожая история произошла в 2014 году в Бурятии и Иркутске, когда загорелись торфяники и леса на Байкале. Там тоже люди понимали, что государство не справляется, поэтому взяли ситуацию в свои руки. Вот так и становятся добровольцами, когда в одночасье жизнь изменилась. Вчера ты ничего про пожары не знал, а сегодня учишься их тушить», — рассказала Максимова.

Сама Наталья занялась добровольческой деятельностью еще в 2008 году, причем совершенно случайно. По образованию она психолог, но за десять лет добровольчества узнала о пожарах многое. Был в ее добровольчестве и личный мотив — защитить любимые туристические места на Ладоге.

«Мы ходили в походы и каждый год видели, как появляются новые сгоревшие острова. Ладожские шхеры – сложно достижимая территория. В первую очередь едут тушить леса на материке, а на острова — по остаточному принципу. Мы поняли, что можем продолжать ходить в походы или можем начать тушить сами, потому что иначе некуда больше будет ходить и любимые острова превратятся в голые скалы», — вспоминает Максимова.

Так 11 лет назад появилось общество добровольных лесных пожарных в Санкт-Петербурге. Каждое лето его участники разбивают лагерь на Ладожских озерах, где живут волонтеры. Они ежедневно наблюдают за окрестностями и, если замечают дым, то на лодках плывут его проверять. Часто им удается справиться с огнем своими силами. Добровольцы на свои деньги или на средства, собранные краундфандингом, купили несколько лодок и пожарное оборудование. У них есть даже беспилотник, который может еще быстрее находить очаги возгорания.

Добровольцы не только тушат пожары, они пишут статьи, делают методички для добровольных пожарных.

Добровольцы не только тушат пожары, они пишут статьи, делают методички для добровольных пожарных.vk.com/forestfire_ru

«В Петербурге сейчас есть 15–20 активистов, которые весь сезон поддерживают проект и больше 100 человек проходят через наш лагерь. Многие приезжают по нескольку раз. Единственное, что их объединяет — им не все равно. Есть музыкант, учитель, программист, предприниматель, архитектор. Сейчас у нас много художников, мы с ними даже специальный проект сделали — календари с их акварелями, которые они рисовали в лагере на Ладоге», — рассказала Максимова.

Добровольцы не только тушат пожары, они разбираются в картографии, дистанционном мониторинге, пишут статьи, делают методички для добровольных пожарных. Написанный ими «Справочник добровольного пожарного» был одобрен Рослесхозом и выдержал уже второе издание. С прошлого года добровольческие проекты поддерживает государственное агентство стратегических инициатив. Оно помогает добровольным пожарным в общении с государственными службами. При этом, по словам Максимовой, у добровольцев нет цели заменить пожарную службу государства.

Одна из важнейших побед, в которой добровольные пожарные Санкт-Петербурга видят и свою заслугу — это то, что с прошлого года территорию Ладожских шхер наконец-то официально признали национальным парком. В этом году ее снова приедут защищать добровольцы, которые все лето будут жить на островах на Ладожском озере. К ним может присоединиться любой человек, достаточно только записаться. Синоптики прогнозируют теплое лето, а значит, вероятность лесных пожаров в Ленобласти повышается.

Новости партнеров



Фоторепортажи

28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
22 апреля >

Римские каникулы: пустые парки и манекены вместо людей

Читатель «Телеграфа» поделился своими снимками из опустевшей столицы Италии.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях