USD: 66,3772 | EURO: 70.7069 |
Сегодня: +19 | Завтра: +21 |
16 августа 2018. 07:48
08.06.2018 17:34

Дача как диагноз. Почему то, что хорошо для человека, может быть плохо для общества

О российской даче как о социально-культурном, историческом и экономическом феномене написано уже множество научных трудов, в том числе и зарубежными авторами. Первыми дачниками были, как известно, российские императоры и императрицы и их дворцовая аристократия. К началу 20 века привычка жить летом за городом появилась и у среднего интеллектуального класса — писателей, художников, служащих, врачей. В советское время эта привилегия первоначально давалась в основном членам номенклатуры. Во все эти периоды дачи использовались преимущественно как место загородного отдыха. Свое новое предназначение и не совсем обычное значение дача приобрела после войны, когда участки под огороды начали раздавать простым трудящимся, чтобы они могли прокормить себя без помощи государства. А в период перестройки по шесть соток под картошку получила почти каждая российская семья. Доцент департамента экономики НИУ ВШЭ Иван Розмаинский рассказал «Телеграфу», чем современная российская дача вредит экономике, но почему пока только она остается единственной страховкой от перманентных кризисов.

Дача как вторая работа

По данным сельхозпереписи Росстата, в 2016 году в России было около 200 тыс. сельскохозяйственных организаций на 18,2 млн личных дач. При этом дачи примерно на половину обеспечивали население сельскохозяйственной продукцией, в основном фруктами и овощами. По опросу ВЦИОМ в 2013 году, только 45% россиян считали дачу местом для отдыха. Для 46% она оставалась «подсобным хозяйством, дополнительным источником дохода». В опросах ФОМ в 2014 году 77% россиян признались, что делают заготовки продовольствия на зиму, для 5% из них эти продукты служат основным источником питания. Это говорит о том, что почти половина россиян не может прокормиться на заработную плату, пенсию и другие свои доходы.

«Обычно люди работают, чтобы получать деньги и покупать на них все остальное. Это предполагает, что человек получает глубокую профессиональную специализацию, а дачу использует, как в европейских странах, для отдыха. В России получается, что дача выступает как своеобразная страховка от кризиса. Люди получают возможность выжить, обеспечив себя с помощью дачи минимальным запасом продуктов питания», — поясняет Розмаинский.

Кризис и деградация

Российские дачи стали способом самообеспечения продуктами еще в Советском Союзе. Иван Розмаинский связывает это с плановой экономикой, которая не могла обеспечить повседневные нужды граждан.

«Плановая экономика была не рыночной, было много дефицита. Доступ к товарам определялся не денежным доходом, а связями и неформальными отношениями. А в 90-е годы случился жуткий обвал, в два раза упал внутренний валовый продукт, это был шок просто ужасный», — напоминает экономист.

Этот кризис, по его словам, также привел к технологической и экономической деградации. Люди вернулись к натуральному хозяйству, а не «встроились» в рынок. Розмаинский пояснил это на «эффекте стоптанных башмаков», которым обычно описывают влияние на экономику инфляции.

«При инфляции люди больше времени тратят на то, чтобы снять деньги с банковского счета, чаще ходят в магазины. Выражаясь простым языком, при инфляции люди больше заморачиваются, чтобы потратить деньги. Они предпринимают определенные временные усилия для этого, которые могли бы потратить на обычную для них производственную деятельность. Если все в обществе тратят больше времени, энергии и усилий, чтобы избавиться от обесценивающихся денег, а не занимаются какой-нибудь производительной деятельностью, общество много теряет. То же самое и с дачей. Когда значимое количество людей занимается производством продуктов питания, значит, они не развиваются в той профессии, которую они выбрали, и общество сразу от этого теряет», — считает экономист.

«Беда, коль пироги начнет печи сапожник»

«Идеал капитализма или рыночной экономики заключается в том, что каждый человек выбирает какую-то сферу деятельности, в ней преуспевает и плоды своего преуспеяния в виде денежных доходов обменивает на все остальное», — отмечает Розмаинский.

По его словам, преимущество рыночных отношений состоит в том, что они предполагают безличный характер взаимоотношений. Благодаря им взаимодействуют люди, которые лично друг друга не знают, и со временем сотрудничающих друг с другом людей становится все больше. Дача российского типа разрушает такие связи, она концентрирует людей на личные замкнутые связи, локально замкнутые группы, которые способствуют фрагментации экономики. Из-за этого рыночные связи развиваются медленнее.

Именно в этом Розмаинский видит ловушку. Для каждого отдельного человека дача может быть благом, страховкой и — в периоды кризиса – средством физического выживания, в том числе для всей семьи. Но если для человека дача становится, по сути, второй работой, то большое количество людей занимается просто не своим делом, а свое время тратит не на совершенствование в выбранной профессии, а на самообеспечение себя элементарными продуктами питания.

«Сложно представить себе, что какие-нибудь наши видные деятели спорта или искусства, например, пианист Денис Мацуев или хоккеист Ковальчук, грубо говоря, вместо того, чтобы играть на пианино или в хоккей, будут выращивать на даче помидоры. Они тогда не будут востребованы в своей сфере деятельности. Если человек выбрал себе какую-то специализацию, то чем больше он ей занимается, тем больше преуспевает. Если ему приходится заниматься чем-то еще, он не тратит ресурсов на собственную деятельность», — поясняет экономист.

Направо пойдешь – в Европу попадешь

Дальнейшая судьба дач в России может развиваться по двум разным путям, предполагает Розмаинский.

«Тенденции развития русской дачи будут зависеть от того, как будет развиваться у нас рыночная экономика. Если она будет развиваться в русле западном, если мы будем двигаться в строну, куда двигается грубо говоря Эстония, создавать что-то похожее на западную рыночную экономику, то наши дачи станут местом отдыха и будут признаком принадлежности человека к среднему или богатому классу. Начнет развиваться особая дачная культура, и дачи станут местом социального объединения людей. Но если все пойдет по пессимистичному пути развития: цена нефти снизится, повысятся уровни бедности и преступности — дачи будут играть ту же роль, что и в 90-е годы — обеспечения семьи необходимыми продуктами питания».

По словам экономиста, пока тенденция, особенно среди молодежи, показывает, что в стране начинает преобладать европейское понимание дачи как места отдыха. Причем для молодежи дача родителей уже не представляет большой ценности. Новое городское поколение в массовом масштабе не получает удовольствия от работы на земле. Оно выбирает путешествия и развлечения. Дача для молодых людей становится местом для пикника, а не второй работой, которая не дает отдохнуть от первой. Но новый экономический кризис и ужесточение политического режима могут вернуть даче прежнюю роль.

Думать о будущем

Специфику современных российских дач изучала Татьяна Нефедова, доктор географических наук. В своей статье «Российские дачи как социальный феномен» она пишет о том, что в России дачи являются сейчас в основном местом отдыха для пенсионеров и детей. При этом в том же Подмосковье москвичи имеют вторые дома более чем в 700 коттеджных поселках, а также покупают дачи в близлежащих областях. Некоторые жители столицы приобретают и «дальние» дачи, все для того, чтобы оказаться поближе к природе и дышать свежим воздухом. С собой они привозят городской образ жизни и мышления и свои дачи, даже расположенные в глухих деревнях, в основном воспринимают именно как место отдыха. Впрочем, исследователь отмечает, что большинство собственников дач, особенно дальних, не уверены в том, что их дети будут сюда приезжать.

Жители из других регионов в большей степени используют дачи именно для пропитания. Например, в Сибирском федеральном округе, по данным ВЦИОМ, почти 70% дачников занимаются выращиванием сельскохозяйственных продуктов для пропитания.

«В условиях бедности дачный участок — это лучше, чем ничего. Конечно, если люди кое в чем преуспели, если нашли хорошо оплачиваемую работу, то они могут забросить свои участки. Дачи — это актив длительного пользования. Вложения в дачу как в средство производства продуктов питания — некий индикатор беспокойства о будущем и неопределенности, когда люди не верят в будущее, не видят для себя перспектив в реализации в профессии, они могут рассматривать дачу как некую защиту», — считает Розмаинский.

По мнению экономиста, большинство россиян все же не думают о будущем.

«Для русских людей характерен короткий горизонт планирования, я называю это "инвестиционная близорукость". Это когда человек отсекает с какого-то порогового момента будущее и его не интересует, что будет, например, через год», — считает Розмаинский.

При этом в экономике происходит много выгодного, если люди думают о длительном будущем, вкладываются в инфраструктуру, здания и сооружения, то есть в первую очередь те активы, которые способствуют экономическому развитию.

«Если бы люди задумывались о будущем, то немножко переформатировали бы ценности общества, поняли, что краткосрочное обогащение — это в общем-то плохо. В чем постсоветская Россия принципиально отличается от Запада? В планировании. Пока для России характерен короткий горизонт планирования — это финансовые или валютные спекуляции, какие-то махинации просто. У нас такая проблема, что в нас глубоко укоренена психология временщика, хочется получить здесь и сейчас побольше, а что будет в будущем, человека не интересует, а это большая проблема для экономики», — считает он.

По мнению экономиста, все это создает порочный круг, в котором люди и явления друг на друга плохо влияют. То, что люди не задумываются о будущем, приводит к кризисным событиям в экономике. Те, в свою очередь, приводят к тому, что люди не решаются думать о будущем на долгую перспективу. Если из этого порочного круга выбраться, то можно надеяться, что в будущем дача для россиян, так же, как и для жителей Европы или США, станет местом отдыха, а не второй работы, позволяющей прокормить себя и свою семью, а попутно выталкивающей страну на периферию технологического и экономического прогресса.

Loading...

Новости партнеров


Фоторепортажи

13 августа >

Как сошли звезды. 20 снимков метеорного потока Персеиды в небе над Россией

«Телеграф» собрал фотографии пользователей, которые поделились впечатлениями в инстаграме.
7 августа >

Бегемот верхом на крокодиле. Соцсети обсуждают заплыв необычных судов по Финскому заливу

5 августа в Петербурге прошло первое шоу самодельных плавательных конструкций.
30 июля >

Пу и бу-бу-бу. Соцсети делятся впечатлениями от Дня ВМФ в Петербурге

«Телеграф» собрал снимки петербуржцев из Instagram.
1 июля >

Болеем за наших. Как выглядят фанаты сборной России на ЧМ-2018

«Телеграф» собрал фотографии самых ярких фанатов нашей сборной из Instagram.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях