USD: 63,2257 | EURO: 70,4271 |
Сегодня: 0 | Завтра: +2 |
12 декабря 2019. 16:23
25.06.2018 16:15

Твой дом — тюрьма. Почему задыхаются поселенцы самого большого СИЗО в Европе

Прошло полгода с момента переезда СИЗО-1 Петербурга из исторического здания «Крестов» в центре города на новое место обитания — в район городского кладбища Колпино. Стихли бравурные заявления руководства ФСИН о самом большом следственном изоляторе Европы и нечеловечески комфортных по российским меркам условиях проживания в камерах новых «Крестов». Тюрьма зажила собственной жизнью, но не весело припеваючи, а кряхтя и постанывая. В конце мая в редакцию обратились несколько родственников людей, ожидающих окончания следствия в застенках новых «Крестов». Они жаловались на сложности с краткосрочными свиданиями и жару в камерах. «Телеграф» провел собственное расследование, в результате которого выяснилось, что разрекламированное чудо пенитенциарной системы до сих пор не достроено, и даже после ввода в эксплуатацию не сможет использоваться на полную мощь.

Глава, в которой все только начинается (хотя должно было давно закончиться)

В паблике «Кресты — СИЗО №1 в Питере — Колпино» в мае этого года появилось сообщение родственницы одного из заключенных, в котором сообщалось, что в некоторых камерах учреждения наваривают вторые ярусы кроватей. Там же она утверждала, что работает только один из корпусов комплекса. В пресс-службе петербургского ФСИН «Телеграфу» подтвердили, что изолятор пока работает только наполовину от проектной мощности, но подчеркнули, что о сдаче объекта никто никогда не говорил. За ввод в эксплуатацию злополучного здания, которое строится с 2007 года, многие приняли факт перевода туда обитателей старых «Крестов» на Арсенальной набережной.

Ни в одной статье, посвященной переводу подозреваемых и подследственных в новый комплекс, нет фразы «сдан в эксплуатацию». СМИ (в том числе «Телеграф») рассказывают про недоделки в колпинском новострое, но не обращают внимание, что потенциально опасных для общества граждан фактически поселяют на стройке.

На фоне того, что «Новые Кресты» строились более десяти лет, а строительство сопровождалось громкими уголовными делами, отставками высокого руководства и даже заказным убийством, сам факт того, что переезд состоялся, выглядел достижением. Мало кто обратил внимание, что главный тюремный начальник Петербурга — начальник регионального УФСИН, генерал-майор Игорь Потапенко в первом же вопросе интервью ТАСС подчеркнул: «Хочу заметить, что мы не открыли новое учреждение. Это перевод следственного изолятора №1, который в народе называют "Кресты", на новый адрес — в Колпино».

Начальнику УФСИН по Петербургу Игорю Потапенко приходится оправдываться за недоделки строителей

Начальнику УФСИН по Петербургу Игорю Потапенко приходится оправдываться за недоделки строителей78.fsin.su

Развернутая беседа с представителем федерального информагентства тогда произошла неслучайно. Проблемы недовведенного до конца строительства вылезли наружу в первые же дни. Заключенные рассказывали родственникам, что в некоторых блоках изолятора нет отопления, а из-за неработающего водопровода они несколько дней сидят на сухом пайке. Кроме того, в помещениях остался строительный мусор и пыль, которая вызывала едкий кашель. Говорили, что вентиляция тоже заработала не сразу.

«Информация об отсутствии водоснабжения в СИЗО-1 в Колпино не соответствует действительности. Никаких сбоев в работе систем жизнеобеспечения следственного изолятора, в том числе водоснабжения, нет. Все следственно-арестованные получают горячее питание», — уверил всех в ответ Потапенко и добавил, что «никто не отдал бы приказа на перевод лиц, содержащихся под стражей, если бы не был уверен на 100 процентов в том, что изолятор полностью готов к приему следственно-арестованных».

Ему поверили, а жалобы арестантов сочли капризами. Ведь еще в 2013 году Счетная палата РФ назвала условия в строящемся комплексе СИЗО-1 чересчур удобными. По мнению аудиторов, норматив 7 кв. метров площади на одного заключенного «установлен в отсутствии соответствующих международных стандартов». При этом потолки высотой 3 метра проектировали по российским ГОСТам, что на полметра выше европейских. Таким образом, по подсчетам Счетной палаты, в камерах предусмотрено около 13 тыс. лишних кубометров, из-за чего увеличился объем и цена строительства.

Глава, в которой семь квадратных метров превращаются в четыре (а потом вообще исчезают)

Формулу «Семь квадратных метров на одного подследственного» можно считать неофициальным девизом новых «Крестов». Об этом начальник петербургского ФСИН вспоминает при каждом появлении в СМИ и рассказывает на «прямых линиях», отвечая на вопросы родственников. Поэтому информация об уплотнении в камерах первых этажей — это не просто косметическая реконструкция, а удар по главной гордости цитадели.

Из разговоров с родственниками удалось установить, что многоярусные кровати появились на этажах с первого по четвертый, и их количество продолжает расти. В ответ на официальный запрос начальник регионального УФСИН, генерал-майор Игорь Потапенко факт установки дополнительных спальных мест отрицать не стал, но подчеркнул, что «норма санитарной площади на одного подследственного в СИЗО-1 соответствует нормам законодательства».

Также в документе представлена актуальная статистика. По данным ФСИН, из старого комплекса в новый переведены 1780 человек, а на данный момент в СИЗО-1 содержится около 1900 человек. «Данный показатель не постоянный и меняется практически ежедневно в связи с перемещением заключенных», — уточняется в ответе на запрос.

Формула «Семь квадратных метров на человека» стала девизом новых «Крестов». Но ненадолго

Формула «Семь квадратных метров на человека» стала девизом новых «Крестов». Но ненадолгоvk.com/kresty

Объяснить появление внеплановых кроватей смог источник «Телеграфа», знакомый с ситуацией. По его словам, руководство петербургского ФСИН до последнего сопротивлялось переезду в Колпино. Однако, если в старых «Крестах» населенность хоть и считалась высокой, но оставалась в «человеческих пределах», то другие СИЗО города были переполнены в разы выше нормы. Поэтому в Москве настояли на немедленном переезде, не дожидаясь полного ввода комплекса в строй. Люди в погонах привыкли выполнять распоряжения начальства, а ввиду неоднозначной ситуации, сложившейся вокруг строительства, невыполнение распоряжения могло стоить подчиненным служебного соответствия. Приказ пришлось выполнять.

В результате в колпинский комплекс согласно ранее утвержденному плану продолжают прибывать подследственные из других СИЗО, а местное начальство выкручивается как может, чтобы соответствовать громкому званию «самого большого СИЗО в Европе». Хотя до ввода в эксплуатацию второго режимного корпуса и этот титул соответствует действительности не больше, чем «семь квадратных метров на человека».

Когда завершится строительство, не знает никто. На прямой вопрос о сроках Потапенко уклончиво отвечает: «Проводятся работы по вводу в эксплуатацию. Строительные работы на объекте осуществляет АО "Генеральная строительная компания"». Та самая, руководитель которой Виктор Кудрин находится под домашним арестом по делу о мошенничестве при строительстве «Крестов».

Можно было бы посочувствовать тюремным чиновникам и согласиться, что даже четыре квадратных метра на человека по сравнению с условиями в старом здании тоже неплохо. Вот только в середине июня в ходе очередного посещения СИЗО-1 представители Общественной наблюдательной комиссии обнаружили в обычной камере площадью 30 кв. метров пять двухъярусных кроватей. Сопровождающий сотрудник изолятора пояснил, что это камера карантина, где люди находятся только первые десять дней после попадания в СИЗО.

«Очень грустно на это смотреть. Люди там проводят много часов, а помещение совсем для длительного пребывания не предназначено», — поделилась впечатлениями член ОНК Яна Теплицкая.

Глава, в которой можно задохнуться (если не дойти до ручки)

В тесноте да не в обиде, могли сказать сидельцы новых «Крестов», если бы не бытовые условия. Форточки нового образца, установленные в камерах, уже стали легендой СИЗО в Колпино. Перед проектировщиками была поставлена задача устранить знаменитые тюремные «дороги» — системы нитей и веревок, предназначенных для передачи посылок между камерами. Решить ее удалось благодаря узким вертикальным форточкам, которые из-за установленных ограничителей могут открываться только на четверть и только с разрешения охраны, которая хранит ручки от форточек у себя.

Проблему «дорог» решили, но возникла проблема свежего воздуха. Как рассказывают родственники заключенных, в жаркие майские дни стены здания сильно нагревались и температура в камерах поднималась выше 30 градусов. Наиболее отчаянные и нетерпеливые выламывали ограничители, то есть шли на нарушение режима.

Недостаток кислорода можно было бы отчасти компенсировать ежедневными прогулками. Однако и здесь архитектурный замысел и реальная жизнь разошлись. Тюремные дворики оригинально размещены на крыше здания — ближе к солнцу, но очень далеко от первых этажей. Лифты в «Крестах», по словам родственников, до сих пор не работают, и выход на прогулку превращается в тяжелое испытание для страдающих заболеваниями опорно-двигательного аппарата и самих сотрудников изолятора, которым приходится преодолевать расстояние в восемь этажей по несколько раз за час.

Глава, в которой место встречи изменить нельзя (и время тоже)

Если для начальства важнее всего принцип «семи метров», то родственников временно обитающих на этих метрах людей в первую очередь волнует возможность свиданий. «Телеграфу» удалось поговорить с несколькими из них. И каждый разговор непременно начинался с жалоб на невозможность попасть на краткосрочное свидание. Точнее, такая возможность есть. Но чтобы оказаться в списке счастливчиков, до недавнего времени надо было занимать очередь с шести утра (до того, как начнут ходить городские автобусы), ждать на улице, потом в помещении бюро передач, выясняя отношения друг с другом по принципу «вы здесь не стояли». Подъехавшие позже уезжали ни с чем.

Родственники недоумевают, почему в огромном новом здании СИЗО-1 краткосрочные свидания организованы хуже, чем в тесных старых «Крестах». Одна из очевидных причин — опять строительные недоделки. До середины июня для свиданий использовались только 12 кабинок из 96 запланированных в проекте. В результате удавалось провести не более 48 свиданий в день. Путем нехитрых вычислений (1900 поделить на 48) получаем, что каждый заключенный мог видеться с родными только один раз в 40 дней. Сейчас работает уже 25 кабинок, но главное математическое объяснение коллапса — в другом.

Чтобы попасть на свидание, родственникам надо было занимать очередь с шести утра

Чтобы попасть на свидание, родственникам надо было занимать очередь с шести утраvk.com/kresty

Глава, в которой нарушаются законы арифметики (454 х 2 = 450)

В апреле 2013 года президент РФ Владимир Путин подписал указ о сокращении штата ФСИН на 40 тыс. сотрудников. В тексте президентского указа подчеркивалась необходимость сокращения управленческого аппарата. Однако, как рассказывают в соцсетях рядовые представители ведомства, реформа коснулась в первую очередь их. В последующие пять лет экономическая ситуация в стране только ухудшалась, и в апреле этого года правительство сократило финансирование тюремной системы почти вдвое — с 96,5 до 55 млрд рублей. «Ожидается, что благодаря выделенным средствам будут улучшены условия содержания под стражей, в том числе, в следственных изоляторах временного содержания (СИЗО)», — говорится в обосновании новой Федеральной целевой программы.

Переезд и двукратное укрупнение петербургского СИЗО-1 проходит на фоне экономики «затянутых поясов». Огромному комплексу необходим огромный штат сотрудников, но его нет. Дополнительные кадровые проблемы создала перемена места дислокации «Крестов». Узнав, что вместо Арсенальной набережной придется ежедневно ездить в область, многие работники СИЗО-1 написали заявление об увольнении.

Теперь руководству УФСИН приходится проявлять чудеса арифметики, чтобы объяснить нехватку сотрудников и при этом не обидеть сидящее высоко наверху начальство. Вот как Игорь Потапенко ответил на вопрос «Телеграфа» про кадровые проблемы новых «Крестов»:

«Штатная численность сотрудников увеличена вдвое <…> Штатная численность сотрудников СИЗО-1 УФСИН 31.12.2016 составляла 454 человека, 31.12.2017 — 450 человек. Продолжается доукомплектование штатных единиц сотрудников СИЗО-1 УФСИН».

Это почти похоже на шутку или опечатку, если бы не было правдой. Сотрудники следственного изолятора в Колпино в частных беседах не стесняются жаловаться на нехватку персонала. Именно этим они объясняют проблемы с организацией свиданий, прогулок и прочих житейских радостей — приводить и отводить подсудимых к местам встречи некому. Даже если в комплексе заработают все 96 помещений для свиданий и поедут лифты, надзирателей на всех все равно не хватит.

Глава, которой могло бы не быть (но получилось как всегда)

При виде нового здания «Крестов» не холодеет от страха душа и не замирает сердце. В отличие от своего мрачного снаружи и внутри исторического предшественника на Арсенальной набережной, комплекс в Колпино вызывает ассоциации с крупным научным исследовательским центром или военной академией. Тюрьму даже не стыдно выставлять напоказ пассажирам многочисленных «Сапсанов», которые ежедневно туда-сюда проносятся вдоль его стен, перевозя бизнесменов и туристов между двумя российскими столицами.

В день, который корреспондент «Телеграфа» и правозащитник, руководитель петербургского отделения «Комитета за гражданские права» Борис Пантелеев выбрали для посещения нового СИЗО, погода работала на администрацию. Мы приехали в Колпино, чтобы своими глазами увидеть страдания родственников, вынужденных с ночи занимать места в очереди на краткосрочные свидания, и ждать утра у стен изолятора, испытывая на себе все прелести питерской погоды. Но нет. В этот раз бело-коричневые стены пенитенциарного комплекса нежились в лучах жаркого солнца. И, о чудо! Очередей и толкотни в здании, где принимают передачи и составляют списки на свидания, не было в помине.

«День на день не приходится, — пояснила одна из женщин, окруженная со всех сторон пакетами "Ленты", набитых едой и предметами личной гигиены. — Неделю назад приезжала, народу было так много, что передала сыну продукты только под вечер, на свидание не попала. Да еще женщина в окне приема накричала на меня. Паспорт в лицо швырнула».

В этот раз в каждой из очередей было по 2–3 человека. Сотрудницы ФСИН терпеливо объясняли, что можно и что нельзя передавать «туда». Пришедшие на свидание мамы, сестры и жены безропотно дожидались очередного запуска на свидание. Даже встречающая посетителей несоразмерно широкая и для подобных обстоятельств чересчур торжественно белая лестница как будто бы оправдывала полученное у здешнего народа название «лестница Мендельсона».

Жалобная книга тоже была на положенном ей месте. Одна из собеседниц рассказывала «Телеграфу», что накануне визита комиссии из Москвы в конце мая старая книга с большим количеством замечаний исчезла, а спустя несколько дней появилась новая, с единственной благодарностью на первой странице. Сейчас же каждый желающий мог увидеть, чем недовольны посетители, и собственноручно оставить запись.

Жалобная книга в бюро передач, у которой есть свойство исчезать в нужный момент

Жалобная книга в бюро передач, у которой есть свойство исчезать в нужный моментТелеграф

Лениво послонявшись около часа среди посетителей, без особого интереса полистав книгу жалоб, мы уже были готовы тронуться в обратный путь с мыслью, что иногда исправительная система не так страшна, как ее пытаются представить столкнувшиеся с ней граждане. Но система в самый неожиданный момент решила высунуть клыки.

Вдруг зал ожидания начал наполняться людьми в узнаваемой пестрой форме ФСИН. Один, другой, третий… Покружив вокруг нас, старший по званию (впоследствии он представился капитаном, начальником оперативного отдела СИЗО №1 Назиром Ахметовичем) в бесцеремонной манере принялся задавать вопросы, которые из его уст звучали, как риторические: «Зачем вы в окошко для передач заглянули?.. Вы наркотики подбросить хотели?.. А если я сейчас полицию вызову и вас обыщут?.. А у вас разрешение на подготовку репортажа о СИЗО есть?..»

Остановить поток обвинений и вступить в нормальный диалог было невозможно. Для большей убедительности капитан стал громко обвинять правозащитника Пантелеева в якобы совершенных ранее преступлениях. Он как будто считал своей задачей сделать пребывание посторонних наблюдателей в этом помещении максимально дискомфортным для них.

Серьезного конфликта удалось избежать. Но на протяжении последующего часа трое сотрудников СИЗО-1 непрестанно находились рядом, затрудняя общение с другими посетителями. Три сотрудника! В течение часа! Значит разговоры о нехватке кадров могут быть сильно преувеличены.

Кстати, жалобная книга в момент препирательств с начальником оперативного отдела опять загадочно пропала. Значит СИЗО-1 все еще есть что скрывать.

Новости партнеров


Фоторепортажи

11 июня >

Постой, паровоз! РЖД построила дорогу к парку «Рускеала» и пустила по ней ретропоезд для туристов из Петербурга

Посмотреть на красоту Карелии стало проще, быстрее и безопаснее.
27 мая >

Стиляги, троллейбусы и клоуны. Посмотрите фотографии «Телеграфа» с Дня города

День рождения Петербурга отметили парадом ретроавтомобилей и рекордом барабанщиков.
3 мартa >

Весне дорогу! Петербуржцы показали город после зимней грозы

«Телеграф» собрал фотографии пользователей из Instagram, на которых видно, как город замело снегом всего за несколько часов.
24 февраля >

Туманный Петербург. Пользователи Instagram показали, как выглядел город утром

«Телеграф» собрал в соцсетях снимки пользователей.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях