USD: 63,7606 | EURO: 71,1696 |
Сегодня: +5 | Завтра: +7 |
22 октября 2019. 02:35
14.06.2019 11:03

«Родители запрещали мне все. Я хотела, чтобы они сдохли». Исповедь молодой наркоманки

Еще вчера Мария была отличницей и паинькой, а сегодня крепко сидит на кислоте и мечтает убить родителей. «Телеграф» побывал в одном из наркопритонов Петербурга, чтобы на примере Марии и ее товарищей по несчастью выяснить насколько остро в городе стоит проблема наркомании.

Там, где нет места детству

Один из тысяч питерских домов. Расписанный и разрисованный подъезд с лужами мочи на полу. Маленький древний лифт, у кнопок которого фломастером написано: «Размножайтесь», только в гораздо более грубой форме. Коридор классической коммуналки: разбитые советские шкафы, разорванные мягкие игрушки, общая грязная кухня с кипящей кастрюлей на плите, визг ребенка и мужик под градусом в порванной майке, который пытается выпросить у проходящих людей сотку — здесь нет места светлому детству.

Только бедность, среди которой расположился очередной наркопритон. Маленькая комната с крохотной кухней, столом, заваленным шприцами, шкафом и двухъярусной кроватью. На первом ярусе спит голая девушка в обнимку с парнем. На втором ворочается кто-то еще. У кровати на табуретке валяется фольга и запрещенные вещества. По полу разбросаны пустые пивные бутылки, а на фоне всего этого нарисованный плакат, гласящий: «Наркотики — это зло».

Сюда меня пригласила Мария (имя изменено) — девушка, которая начала употреблять героин внутривенно еще в 12 лет, будучи пятиклассницей. «Я тогда познакомилась с подругой из плохой компании. Она привела меня на вписку и спросила, буду ли я героин. Я не стала отказываться», — рассказывает она.

Девушка ставит «дозу» героина молодому человеку в одном из наркопритонов.

Девушка ставит «дозу» героина молодому человеку в одном из наркопритонов.ИА «Телеграф»

Мы сидим друг на против друга на полу. Мария предлагает запрещенное вещество, я отказываюсь. Все это возвращает меня на несколько лет назад, где в другом городе я так же сидел в одном из наркопритонов со своей знакомой, которая жмется ко мне своей пятой точкой, будучи уже под чем-то, и параллельно заявляет рядом сидящему парню: «Давай я возьму у тебя в рот, а ты дашь мне за это две тысячи?»

Спрашиваю у Марии: «Почему ты вообще начала употреблять?» Она отвечает: «Родители, конечно, говорили про наркотики, но они не рассказывали насколько это плохо. Мать с отцом просто не подозревали, что уже пора». До того, как она стала наркозависимой, девочка была отличницей, играла на пианино, писала стихи, рисовала и часто ездила в походные лагеря. Семья была полной, пусть и оба родителя были наркоманами на стадии ремиссии («завязали», когда узнали о ребенке).

Поначалу она употребляла героин в одном из городских притонов, зависимость развилась практически сразу. Деньги зарабатывали всем наркопритоном, преступным путем — обносили магазины, воровали кошельки. Их было в одной «лодке» около 16 человек. «Пытались карманниками быть. В «час пик» в метро. Но нас тогда быстро запалили и одного из наших посадили», — рассказывает Мария, которая спустя два месяца приняла решение стать закладчиком (распространителем наркотиков).

Случайное убийство

Она поясняет, как, где, сколько зарабатывают и теряют закладчики. Какие риски и прочее. Но все это останется в той комнате, ибо Мария в какой-то момент подчеркивает важную вещь — около 40% ее знакомых-наркоманов узнали о том, где брать наркотики и как это правильно делать из СМИ и от различных организаций, которые якобы ведут борьбу с наркозависимостью в стране.

По ее словам, предложения о найме, которые написаны на фасадах домов, это чаще всего промыслы мошенников. А регулярные сообщения во «ВКонтакте» с предложениями хорошо заработать в этом преступном сегменте — такое же обычное мошенничество с целью выяснить паспортные данные, чтобы набрать микрозаймы.

Роковые ошибки, одна за одной. Мария очень боялась, что родители узнают о ее зависимости и ее «работе». Чтобы отвести их подозрения в случае ЧП, она стала вести фальшивый дневник. Именно его в итоге нашла мать, когда поняла, что с дочерью происходит что-то не то.

В дневнике она писала, что ей слышатся различные голоса. Родители тут же ответили ее к психиатру, где он, на базе лживых рассказов о голосах в голове и видениях (девочка упорно скрывала от родителей наркозависимость), поставил диагноз — шизофрения. В это же время неизвестные украли ее закладки и с нее потребовали огромный штраф.

Расписанная стена одного из наркопритонов.

Расписанная стена одного из наркопритонов.ИА «Телеграф»

И что страшнее всего: в свои 12 лет она убила 15 человек. Мария случайно отравила весь притон, в котором кололась. Ее тогда попросили купить героина у малознакомого барыги. Она приобрела, принесла в притон, но сама отказалась от дозы, потому что торопилась домой. Вместо героина торговец, как оказалось, продал «белого китайца». Если очень просто — это концентрированный и «убийственный» аналог героина. В тот день все ее друзья по притону умерли от передозировки.

После всего произошедшего ее положили в психиатрическую больницу, где она решила «слезть» с героина и прекратить работу закладчиком.

Среди мягких стен и железных прутьев

Сначала ее отправили в центр лечения, где ее кололи «Феназепамом» и «Галоперидолом». Такой «курс лечения» быстро и основательно поломал гормональную систему. «Психушки это жесть. Медсестры бьют малолеток, и колют «Галоперидолом» вместо витаминов», — коротко подчеркивает Мария.

Далее ее перевели в другое учреждение и положили в отделение, где содержатся дети от 3 до 15 лет. Там все были собраны в кучу — и трехлетние дети, которые вели себя слишком активно, и 15-летние девочки, на куски порезавшие родителей.

«Медсестры бьют всех и всегда. А если пожалуешься кому-то, никто не поверит. Даже родители. Ведь для всех ты псих. И это активно используют врачи психушек. Покажешь маме синяки, а ей медсестра объяснит, что всему виной конфликты внутри коллектива», — поясняет она. За последующие несколько лет Мария попадет в психиатрическую больницу еще шесть раз. В ней она, в совокупности, пробудет больше года.

Расписанная стена одного из наркопритонов.

Расписанная стена одного из наркопритонов.ИА «Телеграф»

«После всего этого обратно на героин мне не хотелось. Но захотелось на все остальное», — говорит она. Произошедшее наложило непоправимый отпечаток не только на нее, но и на родителей. У них началась своего рода паранойя — мать и отец всячески пытались оградить дочь от любых деструктивных вещей, доходя до крайностей, но та продолжала упорно cпускаться на дно.

«Родители по любому поводу отправляли меня в психушку и я уже не могла снять с себя диагноз — шизофрению. Запрещали абсолютно все. Я начала ненавидеть их, я хотела, чтобы они сдохли», — заявляет она.

Мать девушки на нервной почве отправилась в психиатрическую больницу. Отец — сначала сел в тюрьму за мошенничество, а после бросил семью. По возвращению из больницы мать не нашла ничего лучше, как начать употреблять наркотики вместе с дочерью. Ни о какой школе речи уже не шло.

Притон в притоне

Мы проговорили несколько часов. За это время спящие в кровати ребята ни разу не пошевелились. Ощущение, словно ты в центре склепа. «Они вообще живы?», — спрашиваю я. «Да. Просто у них отходосы (состояние после принятия запрещенного вещества — прим. ред.). Им хорошо сейчас, не трогай их», — отвечает она, после чего говорит: «Я знаю один клуб, тебе стоит там побывать. Еще успеем, метро работает. У тебя же есть деньги? А то я на мели».

Вагон метро. Девушка напротив уткнулась в телефон и пытается не обращать внимание на него — мужчину 35 лет, который с обезумевшими стеклянными красными глазами дергается, смеется, пытается чуть ли не залезть на сидящих рядом людей. Мария лишь улыбается: «Хорошо его вставило. Интересно, под чем он сейчас?».

С центральной улицы мы свернули куда-то во дворы. Рядом только клубы с не самой лучшей репутацией, среди которых тот, в котором «мне нужно побывать». Мария что-то щебечет о своем, а я лишь притупленно пялюсь вокруг. Десятки молодых людей, большинству из которых нет и 18. Две девушки с помутненными взглядами сидят на асфальте под громыхающую из «Лады-девятки» невнятную музыку. Полуголая девочка лет 16 неформального вида с выпученными стеклянными глазами бросается на проезжающее авто, нечленораздельно матерясь. Ее пытаются удержать несколько парней, которые сами с трудом стоят на ногах. Компания ребят у круглосуточного магазина: они о чем-то переговариваются, пока их подруга, с приспущенными шортами, лежит рядом в луже блевоты. «Мари, они что, все пьяные?» — «Пф. Нет конечно. От алкоголя так не прет. Это Питер, детка. Привыкай».

Это Питер, детка. Привыкай. Тысячи молодых ребят и всех объединяет одно — они уверены, что смогут остановиться в любой момент. Все они сегодня не пытаются бросить наркотики, а стараются просто не попасться. Не попасться полиции, сотрудники которой, по словам опрошенных наркоманов, требуют взятку в 50-100 тыс. рублей, если поймали с наркотиками на месте. Пытаются не попасться родителям. Или в руки к общественным организациям, от которых, как они заявляют, ничего кроме агрессии при отсутствии элементарных знаний не дождешься.

Согласно отчетам ФСКН за 2016 год и первое полугодие 2017 года около 18 млн россиян пробовали или иногда употребляют запрещенные вещества, а около 8 млн человек «сидят» на них регулярно. По данным правоохранительных органов более 60% наркоманов составляют молодые люди от 16 до 30 лет, а еще 20% — школьники. При этом синтетические наркотики, которые экспертами признаются наиболее опасными, все чаще замещают «традиционные» — гашиш, героин и пр.

Редакция ИА «Телеграф» напоминает, что употребление любых наркотических веществ несут за собой вред и опасность вашему здоровью. Употребление или склонение к нему, а тем более хранение и распространение наркотических веществ — карается законом.

Новости партнеров


Фоторепортажи

11 июня >

Постой, паровоз! РЖД построила дорогу к парку «Рускеала» и пустила по ней ретропоезд для туристов из Петербурга

Посмотреть на красоту Карелии стало проще, быстрее и безопаснее.
27 мая >

Стиляги, троллейбусы и клоуны. Посмотрите фотографии «Телеграфа» с Дня города

День рождения Петербурга отметили парадом ретроавтомобилей и рекордом барабанщиков.
3 мартa >

Весне дорогу! Петербуржцы показали город после зимней грозы

«Телеграф» собрал фотографии пользователей из Instagram, на которых видно, как город замело снегом всего за несколько часов.
24 февраля >

Туманный Петербург. Пользователи Instagram показали, как выглядел город утром

«Телеграф» собрал в соцсетях снимки пользователей.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях