USD: 71,1408 | EURO: 77,7854 |
Сегодня: +21 | Завтра: +18 |
27 мая 2020. 12:29
03.04.2020 16:02

Помоги и зарази. Как волонтерство в Петербурге ставит под угрозу жизни пожилых людей

На официальном сайте администрации Петербурга 20 марта появилась новость о том, что всероссийское движение «Волонтеры-медики» совместно с ОНФ начали работу по организации волонтерской деятельности по оказанию помощи пожилым людям, которые оказались на карантине или не имеют возможности выйти на улицу. Задача благородная — помочь пожилым людям пережить пандемию коронавируса. А вот методы оказались исключительно российские, в самом плохом смысле слова. «Телеграф» стал частью волонтерского движения и убедился в истинности крылатого выражения «благими намерениями вымощена дорога в ад».

Красивая картинка

Сайт «Добровольцы России» — вакансия «Волонтер в Санкт-Петербурге», в задачи которого входит: помощь в покупке продуктов первой необходимости и лекарств, а также помощь в быту. Указано: «всем волонтерам будет предложено пройти дистанционное и очное обучение; волонтеры будут обеспечены необходимыми средствами защиты». Требования к волонтерам выездных групп минимальные: возраст от 18 до 50 лет, отсутствие хронических заболеваний дыхательной системы и отсутствие признаков ОРВИ.

Заполняю короткую анкету, регистрируюсь на сайте. На личную почту приходит сообщение: для получения доступа к деятельности необходимо пройти двухэтапное обучение — дистанционное на сайте и очный инструктаж в штабе.

Дистанционное обучение состоит из двух частей: обязательное — курс для волонтеров по оказанию помощи в экстренной ситуации, и необязательное — основы волонтерства для начинающих. Прохожу оба. Красивые люди с экрана на протяжении двух часов говорят красивые слова: например, «только представьте, у одинокой бабушки, которой тяжело ходить, которая даже, возможно, прикована к кровати, закончились продукты <..> Таких людей, как эта бабушка, сотни тысяч по всей стране. Опасность для них представляет вовсе не коронавирус, а безразличие окружающих» или «Одним из ключевых вопросов для нас является ваша безопасность и безопасность тех людей, которым вы будете помогать» и т. д.

Председатель движения «Волонтеры-медики» Павел Савчук поясняет устройство этого всероссийского движения. Есть три группы волонтеров: волонтеры штаба — обрабатывают заявки, полученные из колл-центров, формируют списки адресов и необходимых товаров; волонтеры выездных групп — закупают товары и доставляют; онлайн-волонтеры — для иной дистанционной помощи.

Алгоритм работы такой: в колл-центр поступает заявка со списком необходимых товаров — заявки передаются на электронную почту регионального штаба — в случае вопросов по заявке волонтер штаба самостоятельно созванивается с человеком, оставившим заявку, и уточняет все вопросы — волонтер штаба согласует ценовую категорию и итоговую стоимость с заявителем, затем передает всю информацию волонтеру выездной группы — волонтер выездной группы приобретает товары по списку и приносит их вместе с чеком по адресу заявителя, затем передает товары вместе с чеком пожилому человеку и забирает у него оплату за покупку.

По словам Савчука, каждый день перед началом добровольческой деятельности волонтер прибывает в штаб для измерения температуры, оценки общего самочувствия и получения медицинских защитных материалов (маски и антисептики).

Красиво звучит? Четко, ясно и продуманно. Но реальность оказывается куда более прозаичной.

Задача волонтеров благородная — помочь пожилым людям пережить пандемию коронавируса.

Задача волонтеров благородная — помочь пожилым людям пережить пандемию коронавируса.Телеграф | Андрей Макаров

Грязная действительность

Тесты пройдены — необходимые баллы набраны. На почту приходит сообщение от представителя регионального волонтерского штаба Брызгалова Д.К.: «для того, чтобы получать заявки от граждан и выполнять их, вступите в эту беседу [ссылка на беседу в соцсети «ВКонтакте»]. Там вы можете задать вопросы по организации тим-лидерам, первые семь человек по списку в беседе. Но предварительно ОБЯЗАТЕЛЬНО ознакомьтесь с правилом обработки заявок и правилами личной безопасности».

Читаю присланные документы, где обращаю внимание на следующие слова: «Перед началом осуществления волонтерской деятельности гражданин должен пройти инструктаж <..>. Инструктаж состоит из перечня мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19, а также правил заполнения ежедневной учетной документации по их реализации (чек-листы). Каждый волонтер должен под роспись пройти инструктаж. Руководитель регионального волонтерского штаба (его заместитель) ежедневно осуществляет инструктаж, выдает чек-листы и средства индивидуальной защиты (медицинские маски, одноразовые перчатки, дезинфицирующие средства для рук в индивидуальной упаковке, при необходимости — защитные костюмы)».

Добавляюсь в указанный чат (общий) и в еще один — конкретно по Московскому району, по которому намерен работать. Первое, что испытываю — полную растерянность: «А что дальше делать? Когда в штаб?». Сразу же вызывает настороженность закрепленное сообщение в чате района — в нем один из координаторов заявляет, что мы должны брать заявки, обзванивать их, самостоятельно составлять список, рассчитывать стоимость, приобретать заказанное и передавать все заказчикам. Возникают вопросы: «Почему мы, волонтеры выездных групп, должны делать работу волонтеров штаба?» и «Существуют ли на самом деле такие группы?»

При этом я хорошо помню слова: «когда доставляете продукты — обязательно маска, перчатки». Хорошо, но где можно получить эти средства индивидуальной защиты?

Тут же сообщение присылает один из координаторов: «У вас будет возможность взять заявки?» — «Да, но информация, которая указана в шапке обсуждения, и то, что я читал ранее, немного разная. Где получить маски и антисептик?» — «Маски и антисептик, к сожалению, я не выдаю».

Позже в общем чате появляется сообщение от одного из руководителей, касательно того, где взять маску и перчатки: «На данный момент мы работаем над тем, чтобы обеспечить каждого волонтера средствами индивидуальной защиты. К моменту решения вопроса просим вас самостоятельно обезопасить себя». Как отмечает один из координаторов: «Не все условия соблюдены. Мы уже две недели элементарно ждем маски. Но это не от нас зависит, поверьте».

Я беру две заявки: бабушки 83 и 72 лет. Сообщаю координатору, что отработаю их сегодня. Никто не выдает мне бейдж, подтверждающий, что я волонтер этого движения; не проводит со мной беседу; не проверяет температуру; не проводит очный инструктаж; не выдает чек-лист; не выдает никаких средств индивидуальной защиты. И никто за моими действиями не следит — только в конце просят прислать чеки с покупок в районный чат.

Использую собственную маску и перчатки. Отрабатываю два заказа за пять часов. Пожилые люди были, естественно, рады любой помощи. Относятся с доверием и доброжелательностью.

Но встает резонный вопрос — а стоит ли оказывать такую помощь?

Представитель АВЦ Матвей Масальцев утверждает, что «у спонтанных волонтеров нет подготовки, поэтому они могут травмировать подопечных»

Представитель АВЦ Матвей Масальцев утверждает, что «у спонтанных волонтеров нет подготовки, поэтому они могут травмировать подопечных»

Благими намерениями...

Подведу итоги. Никакого очного собеседования или проверки не было. Мне спокойно предоставили базу престарелых людей, которые напуганы. И при этом мои действия никто не контролирует. Еще хуже, если я инфицирован коронавирусом и не знаю об этом. Мое состояние никто не проверяет, а мои действия, опять же, никто не контролирует.

Выводы из увиденного и испытанного простые: то, что делает сегодня всероссийское движение «Волонтеры-медики» совместно с ОНФ — это опасное неорганизованное явление. Опасное, как для волонтеров, безопасность которых не заботит руководство, так и для престарелых людей, которых могут заразить волонтеры, за неимением необходимых проверок и средств защиты, или обмануть, за неимением совести.

В видеолекциях и на бумагах это движение выглядит красиво. Но на деле мы имеем самое настоящее «спонтанное волонтерство». Председатель совета ассоциации волонтерских центров Артем Метелев заявляет в одном из обучающих роликов, что «волонтерство — это организованная деятельность». А начальник управления по развитию информационных технологий Ассоциации волонтерских центров на сайте АВЦ Матвей Масальцев утверждает: «если волонтерство спонтанное, то в него может прийти человек с корыстными и недобрыми целями; у спонтанных волонтеров нет подготовки, поэтому они могут травмировать подопечных или травмироваться сами».

Но исходя из увиденного мной, можно с полной уверенностью заявить: всероссийская акция #мывместе — это и есть самое настоящее «спонтанное волонтерство». И подобный проект, несущий прямую угрозу жизни и благополучию как пожилых людей, так и волонтеров, должен быть либо закрыт, либо доведен до ума и лишь после этого запущен.

 

Новости партнеров



Фоторепортажи

7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
22 апреля >

Римские каникулы: пустые парки и манекены вместо людей

Читатель «Телеграфа» поделился своими снимками из опустевшей столицы Италии.
21 апреля >

Кризис кризисом, а снос по расписанию. Фоторепортаж с действующих объектов

В самоизоляции можно бесконечно смотреть на три вещи: огонь, воду и как кто-то продолжает работать.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях