USD: 71,3409 | EURO: 80,5581 |
Сегодня: +19 | Завтра: +21 |
7 июля 2020. 09:41
  • Главная
  • В стране
  • Помогите или не мешайте. Семь историй про то, как бизнес справляется с карантином
15.04.2020 17:52

Помогите или не мешайте. Семь историй про то, как бизнес справляется с карантином

С 30 марта в России официально объявлены «президентские каникулы» для борьбы с распространением эпидемии коронавируса. В стране разрешено продолжить работу лишь некоторым предприятиям, чья деятельность считается необходимой для функционирования общества — банкам, госучреждениям, продуктовым магазинам, аптекам. Деятельность большинства предприятий малого и среднего бизнеса, которые работают в основном в сфере услуг — рестораны, салоны красоты, агентства недвижимости — была запрещена или резко ограничена во многих российских регионах. Наиболее строгие ограничения на них были наложены в Москве и Петербурге. По последним прогнозам, их вынужденный простой продлится минимум до конца апреля, но может, и дольше. «Телеграф» спросил у предпринимателей из разных сфер бизнеса, как на них повлиял карантин и что они делают, чтобы выжить в этих условиях, а также какую помощь от государства ждут.

Затянули пояса

Многим предприятиям пришлось пойти на такие непопулярные меры, как сокращение штата сотрудников и зарплат. При этом большинство из них надеются на возвращение хороших времен и не хотят окончательно отменять планы на дальнейшее развитие. Как рассказал «Телеграфу» основатель медиахолдинга «Группа Абирег» Дмитрий Орищенко из центральной России, «сейчас весь бизнес бьется за то, чтобы им позволили работать».

«Кризис, карантин и всеобщая паника подкосили все сферы услуг. PR в том числе. Любой бизнес в кризисной ситуации держится на плаву в первую очередь из-за постоянных контрактов. Но, как выразился наш финансовый директор, даже те клиенты, у которых сейчас все хорошо, притворились мертвыми.

Мы давно перешли на облачные системы, поэтому наши издания продолжили работу даже в период самоизоляции из дома. Перед этим провели аудит штатного расписания, по результатам которого сократили часть ТОП-менеджмента и убрали нерентабельные структуры. С остальными сотрудниками мы пришли к решению, что премирование будет напрямую зависеть от объема выручки, пока ситуация не стабилизируется. В худшем случае доходы упадут на 50%.

Закрыли новые направления, например, открытие липецкого филиала, которые мы запустили в начале года, и которые должны были выстрелить через несколько месяцев. Денег не хватает не только на зарплаты, но и на налоги и самые необходимые траты — интернет, телефон и техобслуживание сайтов.

На кредиты и помощь государства надежды нет. Обратился за кредитом и как физлицо, и как юрлицо — в обоих случаях получил отказ. Даже гипотетическая помощь, декларируемая государством, почему-то обозначается для якобы наиболее пострадавших компаний из туристической и авиа- отраслей. Это бред, так как "легло" порядка 80% всех сфер малого бизнеса. Да, туроператоры и авиакомпании с аэропортами пострадали первыми. Но не больше других».

Из мер реальной поддержки, которую государство могло бы оказать бизнесу в медиасфере, предприниматель назвал проведение досрочных тендеров и авансовые платежи, например, за организации ивент-мероприятий и концертов. При этом предприниматель полагает, что бизнесу не надо воспринимать сложившуюся ситуацию как временную: «Надо начинать работать в этих новых странных условиях».

Горячая замена

В ситуации падения доходов потребителей и спроса на товары не первой необходимости российский бизнес ищет альтернативные товары и ниши. Как рассказала владелец оптово-розничной компании по продаже чая и кофе ООО «Вкус Кофе» Екатерина Юриздицкая, для нее кризис — не повод, чтобы опускать руки.

«Чтобы выжить, я максимально сокращала затраты на рекламу, которая не приводит к заказу, и сосредоточилась только на контекстной рекламе и сайте. Кроме того, я снизила расходы на зарплату, перевела сотрудников на процент с продаж и небольшой фиксированный оклад. Сейчас я надеюсь сохранить моих сотрудников и увеличить клиентскую базу. Кроме того, в условиях роста доллара я перехожу на отечественный аналог товара, который не хуже зарубежных образцов. Как бы сложно ни было, но я не повышаю цену на свою продукцию, а, наоборот, пытаюсь увеличить оборот за счет выгодных предложений.

Для этого я ищу новые возможности работы со своими клиентами. В частности, как и многие, я сделала акцент на доставку, у меня она бесплатная. Я работаю с курьерскими службами по городу и почтой России для доставки в регионы.

Кстати, именно доставка открыла для меня новое направление для бизнеса. Я поняла, что в новых условиях становится востребованным заказ еды на дом и как следствие использование экопосуды, которая при правильной переработке превращается во вторичное сырье — компост или удобрение. Для себя я решила, что моя компания не будет своей деятельностью наносить вред экологии, и стала искать варианты. Остановилась на более дорогом английском экопродукте, который сделан из сахарного тростника и кукурузных отходов. В итоге я открыла представительство международной компании MixPack по биоразлагаемой, компостируемой экопосуде и упаковке. Часть моего товара приходится на Еврозону, благодаря этому моя компания пережила два прошлых валютных кризиса и выжила».

Ушли в сеть

Сеть магазинов «Леруа Мерлен» не назовешь малым бизнесом, но от деятельности этой компании в России зависит большое количество предприятий малого и среднего бизнеса, которые поставляют туда свои товары. Поэтому ее российское руководство не стало закрывать все магазины. Большую часть из них перевели в режим сбора и доставки онлайн-заказов, в тех регионах, где торговля непродовольственными товарами пока разрешена, в «Леруа Мерлен» соблюдают рекомендации ВОЗ и Роспотребнадзора по усилению мер дезинфекции и соблюдению социальной дистанции, рассказала Вера Бояркова, директор по персоналу «Леруа Мерлен Россия».

«Компания достаточно быстро переориентировалась из работы в офлайн-магазинах, продажи в которых составляли более 90% товарооборота, на онлайн-продажи. В магазинах были разработаны посменные графики работ, построенные таким образом, что команда одной смены не пересекается с другой для минимизации контактов между сотрудниками.

В работающих офлайн-магазинах в прикассовых зонах размещены наклейки для соблюдения дистанции, по громкой связи постоянно напоминается о соблюдении мер профилактики и дистанции. Мы ограничиваем количество покупателей, одновременно находящихся в магазине. Каждый день всем сотрудникам магазина замеряется температура, сотрудники с симптомами ОРВИ направляются на больничный, а коллеги из группы риска (старше 65 лет и/или с хроническими заболеваниями) — в оплачиваемый отпуск.

Кроме того, мы внедрили систему бесконтактной выдачи заказов, которая работает следующим образом: после стандартного составления и оплаты заказа на сайте, через приложение, клиент приезжает в магазин, в пункт выдачи заказов. Не выходя из автомобиля, он сообщает сотрудникам номер заказа и остается ждать в машине. Собранный заказ вывозится к клиенту на тележке, оставляется в специально обозначенном месте с дистанцией не менее 1,5 метра, после этого клиент может самостоятельно забрать и погрузить товар в машину.

Мы сейчас делаем все, чтобы обеспечить эффективную работу онлайн-сервисов: в частности, нанимаем новых сотрудников в службы обработки заказов и доставки, сотрудники центрального офиса переориентированы на поддержку колл-центра и модерацию соцсетей и переведены на удаленную работу, большая часть сотрудников магазинов переведена на сборку и выдачу интернет-заказов.

С конца марта мы наблюдаем значительное увеличение количества онлайн-заказов. На начало апреля оно увеличилось почти в четыре раза. Нагрузка на онлайн-заказы и доставку также выросла в 3–4 раза.

И все же, мы уже потеряли более 40% товарооборота и прогнозируем потерю до 80%. Несмотря на это, все сотрудники магазинов, которые сейчас работают, получат +30% к своему стандартному окладу.

Поэтому мы очень ждем поддержки от государства в плане отсрочки налоговых и арендных платежей. Ведь кроме собственных сотрудников, которых в «Леруа Мерлен» 35 тыс., мы поддерживаем экосистему наших поставщиков, которая также измеряется десятками тысяч рабочих мест, они ориентируются на нас, поскольку для многих из них мы являемся единственным каналом сбыта.

Магазины «Леруа Мерлен» в Европе также работают в онлайн-формате. Если говорить о господдержке, то во Франции, например, государство компенсирует затраты на персонал, софинансирует аренду, предоставило отсрочку налоговых выплат».


Онлайн/офлайн недвижимость

Одним из наиболее пострадавших от карантина бизнесов может оказаться риэлтерский. О резком прекращении деятельности «Телеграфу» рассказали как минимум двое агентов недвижимости, работающих с квартирами на вторичном рынке. Они отметили, что из-за карантина от проведения сделок отказываются как покупатели, так и продавцы, но и те, кто хотел бы их совершить, не могут из-за нестабильной работы госучреждений.

«Вторичка всегда была чувствительна к экономической ситуации, а сейчас тем более. При этом в сфере продаж недвижимости на вторичном рынке я пока не вижу готовых решений для дистанционной работы. Для рядовых граждан такого сервиса, кроме как «Сбербанк» и «Дом.клик», пока не существует, но они в основном для тех, кто хочет взять кредит. Кроме того, продажи в сфере недвижимости, особенно вторички, сильно зависят от стабильной работы госструктур, существующих и понятных правил игры, а сейчас этого всего нет. В нашей сфере и так нервные обстоятельства для людей, они переживают и когда продают, и покупают, им важны безопасность, спокойствие и уверенность. По своему опыту скажу, что с начала этого нерабочего периода большинство агентов оказались в неоплачиваемом отпуске. До него у меня были клиенты, запланированные сделки, но со всеми пришлось договориться, что продолжим нашу деятельность, когда будет какая-то определенность. Я едва успела провести одну сделку до карантина, и еще не смогла ее закончить — в Росреестре очень медленно идет регистрация. Сделка совершалась очно и как сейчас завершить ее электронно, я не представляю», — рассказала «Телеграфу» агент недвижимости из Петербурга Алла.

Ее слова подтверждает коллега Снежана Горулева:

«Вот эти посиделки, которые президент назвал каникулами — они нам действительно каникулы, нам никто не платит, бизнес просто-напросто встал. Во-первых, продавцы вторичной недвижимости из-за общего кризиса и неуверенности снимают квартиры с продажи. Во-вторых, на этом рынке большинство банков приостановили проведение сделок. На оформлении договора обычно собираются по пять человек и больше и все бумаги подписываются при личном контакте. В большинстве банков переговорные не оборудованы так, чтобы можно было соблюдать дистанцию в 1,5 метра, поэтому они такие сделки решили пока не проводить.

Изменилось и отношение покупателей к показам квартир. Есть, конечно, те, кто настаивает на них и считает карантин ерундой, но другие наоборот — просят присылать больше видео или фото. Сейчас действительно такое стало чаще случаться, но за эти две недели пока никто не принял решение о покупке по виртуальным показам, хотя в принципе такие сделки раньше бывали. Так что многое изменилось — раньше мы больше бегали, сейчас сидим на телефоне, но в нашей сфере важно личное общение. Поэтому у меня в основном оно идет с уже знакомыми клиентами».

В петербургском агентстве недвижимости ГК «КВС» также отметили спад продаж, но генеральный директор компании Анжелика Альшаева рассказала, что в компании давно развивали электронные продажи и сейчас этот сервис стал особенно востребованным.

«КВС» не пришлось быстро адаптироваться к ситуации — у нас еще год назад был запущен онлайн-магазин квартир, даже до карантина 38% сделок проходило через интернет, без посещения офиса. Сейчас все сделки мы перевели в дистанционный режим, в том числе, сделки с коммерческой недвижимостью, кладовыми, паркингами. Клиентам доступны все формы оплаты — 100%, рассрочка, ипотека. ДДУ подписывается электронной подписью и отправляется на онлайн-регистрацию в Росреестр. Клиенты могут максимально безопасно, бесконтактным способом приобрести квартиру. Сейчас наш IT-сервис значительно поддерживает продажи, мы понимаем, что, несмотря на ситуацию, физически мы можем работать».

Как рассказал «Телеграфу» Денис Голубцов, директор по развитию компании Selvery, которая создает и развивает маркетинговые сервисы для дистанционных продаж, в марте интерес к ним со стороны компаний недвижимости вырос на 300%.

Красота — страшная сила

Салоны красоты, косметологи и парикмахеры сейчас действительно являются наиболее пострадавшими от карантина бизнесами, ведь для их работы необходим личный контакт с клиентом. Но некоторые предприниматели в этих сферах бизнеса смогли быстро перестроиться. Татуировщица Ольга Ильина сразу после прощания с последним предкарантинным клиентом набрала группу коллег на дистанционное онлайн-обучение и благодаря этому практически не потеряла в доходах.

«Я и раньше занималась обучением, но это было как бонус по запросу. Год назад я провела 4–5 очных интенсивов для своих коллег по перманентному макияжу и с тех пор эту тему особо не развивала, но с конца зимы снова появился интерес и как-то все совпало. Я планировала в апреле проводить очные вебинары, должны были прилететь люди из других городов, но стало понятно, что ничего не будет. Пришлось быстро переобуваться, потому что я поняла, что сейчас идеальное время делать онлайн, а во-вторых, потому что все мастера по перманентному макияжу сейчас также сидят без работы и у них есть деньги и есть желание учиться.

1 апреля был вебинар на большой площадке, где я должна была продавать места на очное обучение и который смотрело много мастеров. Я уже тогда поняла, что на очное продавать нет смысла и договорилась с организаторами вебинара, что буду продавать онлайн-курсы. Там сначала сомневались. У меня знаний и материалов было много, но готовой презентации тогда еще не было. Когда я поняла, что будет большая аудитория, я быстренько сделала на тильде лендинг и написала программу. Интерес к теме оказался большой — 42 человека записались на трехнедельный курс по перманентному макияжу. Сейчас веду набор на май, уж не знаю, продлят или не продлят карантин, но сама по себе эта тема очень интересна и она может жить не только в рамках карантина. Так что я начала новый набор».

Совсем в другой ситуации оказались собственники салонов красоты, которые предоставляют с одной стороны помещения для работы мастеров, с другой стороны — безопасный для клиентов сервис. О том, как обстоят дела в этой сфере бизнеса, «Телеграфу» рассказала владелец сети салонов красоты «Амстердам» Лариса Закревская.

«В первую очередь мы страдаем от недостатка информации. Ее мало, что делать, непонятно. Официально нас закрыли, но все знают, что большинство салонов красоты в той или иной форме продолжают за закрытыми дверьми оказывать услуги. На мой взгляд, не должно быть полумер. Сейчас получается так, что если я законопослушный бизнесмен, то просто сижу и теряю клиентов, а другие салоны работают, и власть это понимает. В итоге я стою перед сложным выбором: то ли тоже нарушать, потому что на нарушения власть закрывает глаза, то ли жить по закону и наблюдать, как погибает мой бизнес. Специфика индустрии в том, что мы живем на средства, поступающие от клиентов — если их нет, то выручка нулевая. Я вынуждена отпустить мастеров по домам, и те из них, кто не боится нарушать закон, уже начали оказывать услуги в домашних условиях.

Сложившаяся ситуация разваливает отрасль. До эпидемии с «надомниками» боролись как могли, а сейчас государство наоборот поощряет их деятельность. Мы платим налоги, создаем безопасные условия, но нам не дают работать, а «надомники» попрятались от государства и зарабатывают, сколько могут. Такого сильного крена в сторону черного рынка индустрии красоты не было даже в 90-е, потому что не существовало соцсетей. А сейчас — набираешь запрос в интернете, и тебя покрасят, постригут, сделают маникюр, и все в обход налогообложения. С началом эпидемии таких групп в интернете стало еще больше, и государству некогда заниматься борьбой с ними. А меня, если я только попробую открыть дверь салона, сразу оштрафуют на 300 тыс. рублей.

Это мне больше всего непонятно. Если работают магазины, банки, салоны сотовой связи, то разрешите работать салонам красоты, но пропишите требуемые меры предосторожности. Нам будет обеспечить их легче, чем другим работающим предприятиям. У нас существует запись, мы можем принимать по одному человеку с интервалом, необходимым на проветривание и дезинфекцию помещений. В салоне, по крайней мере, соблюдение этих мер можно контролировать, а что происходит сейчас в домашних условиях, никто не знает.

Вообще сейчас государство, несмотря на громкие обещания помощи малому и среднему бизнесу, занимается только карательными мероприятиями. В прессе пишут про кредиты малому бизнесу на льготных условиях, но это действует только для юрлиц с чистой кредитной историей, а если ты до эпидемии уже взял кредиты на развитие, то банки не готовы предложить новые займы — сначала надо по старым рассчитаться. Единственное положительное обстоятельство, что не висит вопрос арендной платы, но и то здесь ничего не решено: они не звонят мне, я не звоню им, ждем, когда и чем все это дело закончится, тогда и сядем за стол переговоров.

Делать прогнозы сложно из-за непонятных сроков эпидемии. Есть опасения, что если дело затянется, то клиенты к нам уже не вернутся. Сейчас они еще звонят, интересуются, но с каждым днем звонков все меньше. Когда откроемся после эпидемии, придется заново нарабатывать клиентскую базу. А как ее нарабатывать, когда денег на рекламные кампании не будет?».


Новости партнеров

Новости партнеров



Фоторепортажи

28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
22 апреля >

Римские каникулы: пустые парки и манекены вместо людей

Читатель «Телеграфа» поделился своими снимками из опустевшей столицы Италии.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях