USD: 70,4999 | EURO: 79,2207 |
Сегодня: +20 | Завтра: +21 |
6 июля 2020. 11:42
  • Главная
  • В стране
  • «А если у меня не коронавирус, то ложись и помирай?». Как россиян лишили бесплатной медицины
02.06.2020 10:25

«А если у меня не коронавирус, то ложись и помирай?». Как россиян лишили бесплатной медицины

Коронавирусная пандемия мобилизовала всю медицину в России. Врачей чествуют, устраивают акции поддержки и сравнивают с солдатами на передовой. И вполне заслуженно. Только вот ситуация с COVID-19 фактически парализовала всю остальную медпомощь в стране. Хронические больные не могут пройти крайне необходимое им плановое лечение, отменены операции и обследования. Сотни тысяч людей, нуждающиеся во врачебной помощи, оказались за бортом. Приоритет сейчас один зараженные новым вирусом.

«Хоть голой пройди по деревне, никого не встретишь»

С 1 апреля деревню Новоспасск, что в Заинском районе республики Татарстан, изолировали от внешнего мира. В то время, когда в «рассаднике коронавируса» — столице жителей еще только пугали перспективой принудительной самоизоляции и QR-кодами, местное руководство небольшой деревушки волевым решением издало указ — никого не впускать и не выпускать. Понять его можно — большинство населения — люди преклонного возраста, инвалиды, а начальство свыше выдало негласное распоряжение: «вирус не допустить, за каждого заболевшего ответите». 

«Люди у нас очень законопослушные. Сказали не выходить — сидят по домам. Хоть голой пройди по деревне, никого не встретишь. Так два месяца и сидят. Три раза в неделю разрешили сходить в магазин и на почту. Только вот аптеки у нас нет, а фельдшерский пункт давно закрыт. А у меня диабет, муж — инвалид, после двух инсультов, ему тоже нужны препараты. На первые две недели лекарств хватило, потом обратилась в сельсовет. Обещали привезти, проходит день, второй, а лекарств все нет. Мне уже плохо, конечно, стало. Из деревни не выедешь, там настоящий блокпост стоял», — рассказала «Телеграфу» Нина Абрамова. 

Нужные препараты женщине в итоге доставили. Только вот здоровья эта заминка в приеме жизненно важных препаратов 66-летней сельчанке не прибавила.

«Когда пациент недостаточно «компенсирован», то есть уровень глюкозы в крови выше так называемого целевого, то возможность организма сопротивляться инфекциям существенно снижается. В стационаре, как правило, лечатся именно те пациенты, «компенсировать» состояние которых в амбулаторных условиях не получается (с впервые выявленным сахарным диабетом, с очень высокими цифрами глюкозы крови, нуждающиеся в переводе на терапию инсулином, с осложнениями). Получается, что эта группа, и так уязвимая, оказалась в опасности — у них есть и риск осложнений своего хронического заболевания, и риск более тяжелой инфекции, если они заразятся коронавирусом. Судя по официальной статистике смертей от КОВИД-19 в России, у многих погибших сопутствующим заболеванием был сахарный диабет», — подтверждает на портале Wonder врач-эндокринолог, автор телеграм-канала «Эндоновости» Евдокия Цветкова.

heaclub.ru

Стоит отметить, что еще 22 марта Минздрав России рекомендовал врачам организовать удаленную выписку рецептов для больных с хроническими заболеваниями.

С целью минимизации шансов заражения коронавирусной инфекцией больным с хроническими заболеваниями главам медучреждений рекомендовано организовать выписку им рецептов на лекарства удаленно — в форме электронных рецептов. Врачам также рекомендовано «перевести диспансерное наблюдение за такими пациентами на удаленную форму», с периодическими консультациями по телефону.

Кроме того, было рекомендовано увеличить срок выдачи рецептов для таких пациентов до трех месяцев.

Никто не имеет права отказать пациенту. В теории

Многие ситуации гораздо жестче. В середине марта 53-летняя Ольга Шрамко начала полный курс обследования, необходимый перед сложной операцией в онкологической клинике. Последние анализы сдавала уже в апреле в частной клинике. Платно. 

«Была еще надежда, что операция состоится. Когда Путин объявил нерабочие дни всего на одну неделю, казалось, что все скоро закончится. Операция была назначена на 12 апреля, — рассказала женщина "Телеграфу". — Теперь все анализы пропали. Но не это самое страшное. Когда у меня обнаружили опухоль, то сказали, что практически неоперабельна и счет идет на недели, дни. Торопили меня. А теперь мне что делать? Если у меня не коронавирус, то ложись и помирай?», — задается сегодня Ольга риторическим вопросом. 

На нервной почве у Ольги обострились и другие хронические заболевания — дерматит и отит. Разумеется, ни к дерматологу, ни к ЛОРу она попасть не может. Занимается самолечением, спасается сильнейшими обезболивающими. В общем, такая вот «химиотерапия» вместо операции вышла. Примеров таких масса. В ежедневные сводки никогда не попадут жертвы COVID-19, которые умерли или остались инвалидами вовсе не из-за вируса, а по причине отсутствия своевременного лечения и операций. 

«Плановая помощь онкобольным в период эпидемии не прекращается, ее обязаны выполнять в полном объеме, и никто не имеет права отказать пациенту. У каждого застрахованного есть полис, где написано название страховой организации. Она берет на полное сопровождение онкологического больного, чтобы вовремя проводилось обследование, лечение и всегда были препараты», — утверждает директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Севастополя Татьяна Гроздова.

Герои задачи про козу, волка и капусту

Только вот на практике выходит иначе. Так называемая бесплатная медицина по системе ОМС практически перестала работать. Даже «скорая» в ряде российских городов приезжает на вызов только в случае высокой температуры, а госпитализируют людей лишь в экстренных случаях. 

«Я врач-химиотерапевт. Думаю, что в истории с коронавирусной пандемией мы и наши пациенты стали героями задачи про козу, волка и капусту: рак, коронавирус и химиотерапия, которая губит иммунитет, не помещаются в одну лодку. Прервать лечение в большинстве случаев невозможно, потому что это может угрожать жизни больных. Онкологическая служба продолжает работу, но не без нюансов: во-первых, мы пересматриваем современные подходы к химиотерапии и стараемся отказаться от нее, если это возможно, чтобы не подвергать людей дополнительному риску. Во-вторых, часть стационаров все-таки сократили и перепрофилировали в инфекционные. Это коснулось и частной клиники, где я работаю: со следующей недели мы начинаем принимать людей с новой коронавирусной инфекцией», — говорит врач-онколог, автор телеграм-канала Oncology Fellow София Меньшикова.

Это значит, что врачи должны отказать в лечении своим онкологическим пациентам и отправить их лечиться в другое место, рассказывает она. Конечно, их не отправляют в никуда: есть договоренность с государственной клинической базой, которая на время пандемии оформила у себя часть сотрудников онкобольницы и ждет их больных, но, к сожалению, провести переход между клиниками без бюрократических проволочек почти невозможно.

Например, чтобы лечиться бесплатно в новом центре, человек должен получить направление от онколога по месту жительства (направление от частной клиники недействительно). Онкологи перегружены, потому что к ним хлынул поток из сокращенных больниц: кто-то останется лечиться у них в диспансере по месту жительства, а кто-то идет за направлением. Пропускная способность онкологических отделений на такой поток просто не рассчитана, так что все это грозит более долгим ожиданием. 

«Кроме бесконечных очередей и потраченных нервов, это приводит к тому, что сроки между дозами химиотерапии увеличиваются, нарушаются протоколы лечения. И в части случаев эффект терапии будет недостаточным, может получиться, что лечение не подействует у пациента, которого можно было бы раз и навсегда вылечить от рака, строго соблюдая протокол. А еще есть человеческий фактор: нас ждет волна врачебных ошибок и осложнений, потому что оставшиеся онкологи не будут справляться с потоком больных, бумажной волокитой и нечеловеческими условиями работы», — заключает Меньшикова.

ekzemat.ru

Расхлебывать последствия будем долго

Пока отдельные пациенты ищут помощи, в Ленобласти руководство одной из больниц решило распустить всех госпитализированных по домам и закрыться: 20 марта в Приозерской межрайонной больнице десятки пациентов были выписаны недолеченными, сообщает MedRussia. Решение принято во исполнение некой директивы, спущенной сверху, причем еще до официального прекращения приема в стационары. Так руководство учреждения объяснило свои действия журналистам «Новой газеты». Один из пациентов, Дмитрий Дымников — он оказался в больнице, потому что у него отказали ноги, — шел домой около четырех часов, недолеченный, с болями.

Знакомая Дмитрия, Руфина Пршисовская, первой подняла эту историю в соцсетях. Она рассказала, что 30 лежачих пациентов из неврологического отделения на носилках развезли по домам. Одиноких и парализованных — тоже. Сказали: «Приходите в мае».

По словам медицинского эксперта, генерального директора группы компаний «Инновационные медицинские технологии» Артема Зуева, последствия отказов в медпомощи страна будет расхлебывать как в период борьбы с вирусом (осложнения, хронизация острых и подострых патологий, рост смертности от неинфекционных заболеваний), так и еще долго после пандемии.

«Вне всякого сомнения, изменения маршрутов пациентов, отказы или перенос сроков в медицинской помощи будут иметь серьезные последствия. В первую очередь для здоровья людей. Во вторую — это чревато увеличением активности следственных органов и исковых судебных заявлений в отношении врачей и медицинских организаций после эпидемии. Уже сейчас жалоб огромное количество», — цитирует медицинского эксперта MedRussia.

В подтверждение своих слов эксперт привел резонансный пример выписанной из стационара пациентки, которая сразу после этого умерла на лавочке у своего дома.

Удивительно другое — многие платные клиники и медцентры продолжают свою работу. То есть, если уж сильно приспичит и при условии наличия денег, получить медпомощь россияне все же могут. Бизнес и ничего личного. Закрывать частную больницу или нет — решает владелец.

«Мы закрылись в ущерб своим материальным интересам, потому что жизнь и здоровье сотрудников и пациентов важнее пломбы или зуба мудрости. Не знаю, под каким предлогом выходят на работу ортодонты и обидно ли им самим будет заразить семью из-за чьих-то брекетов. На клиники, которые работают в плановом порядке как раньше, я смотрю как на убийц и на самоубийц. Сейчас нужно отложить жажду наживы, желание делать красивые носы или зубы — давайте на время замрем. Пока главное — сделать так, чтобы люди были живы. По поводу этичности закрытия клиники и «бросания» пациентов я думаю следующее: до пандемии стоматологи из всех утюгов уговаривали лечиться, приходить на осмотры, на профессиональную гигиену, но это было как об стену горох. Людям было не до здоровья. Дела, отпуска и прочее — все было важнее зубов. А сегодня, когда каждый контакт с человеком несет риск заражения новым коронавирусом, люди, маясь от безделья в изоляции, пытаются записаться на прием как в плановом порядке, так и с обострившимися заболеваниями. Я в прошлом военный врач и понимаю, что сейчас приоритет однозначный — борьба с пандемией», — считает врач-стоматолог Максим Винокуров.

У инвалидов, а их по данным Минтруда в нашей стране почти 12 миллионов, своя беда —подошли сроки переосвидетельствования и получения льгот, но обследования на группу инвалидности в поликлиниках приостановлены. Как и все реабилитационные процедуры. Остаться без группы — значит потерять льготы на дорогостоящее лечение и лекарственное обеспечение.

Беременные женщины, хирургические больные, люди, получающие водительские удостоверения, работники пищевой промышленности с истекшими медкнижками... полный список «заложников» коронавирусного карантина можно продолжать бесконечно.

«Можно ли было избежать такой ситуации, сказать сейчас трудно. Пока непонятно, будут ли востребованы все перепрофилированные стационарные ресурсы и сколько жизней они спасут. Но с уверенностью добавлю, что, защищая права одних, нельзя пренебрегать правами других», — заключает Артем Зуев.


Новости партнеров

Новости партнеров



Фоторепортажи

28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
22 апреля >

Римские каникулы: пустые парки и манекены вместо людей

Читатель «Телеграфа» поделился своими снимками из опустевшей столицы Италии.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях