USD: 73,2806 | EURO: 86,6250 | Сегодня: +14 | Завтра: +14
Месяц экологии на сайте
6 августа 2020. 01:28
08.07.2020 16:11

«Журналистика — не преступление». Почему СМИ заступаются за «своего» Ивана Сафронова

7 июля в Москве по подозрению в госизмене был задержан, а позднее и арестован до 6 сентября советник главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, бывший журналист Иван Сафронов. В госкорпорации он проработал не более двух месяцев, а до этого долгие годы трудился в редакциях ведущих изданий страны. О журналистской солидарности и перспективе обвинения Сафронова в работе на спецслужбы страны НАТО — в материале «Телеграфа».

«Роскосмос» ни при чем

О задержании Сафронова стало известно накануне утром, ФСБ сама распространила видео об этом. В сопроводительном сообщении силовиков была короткая информация — бывший журналист подозревается в госизмене. Якобы он передавал секретные сведения о российском вооружении одной из стран НАТО. Позднее стали известны некоторые подробности — речь идет о тайной работе на спецслужбы Чехии.

«Следствие считает, что Иван Сафронов передавал секретную информацию спецслужбам Чехии, которая действовала под руководством США», — сообщил адвокат подсудимого Олег Елисеев журналистам, пришедшим поддержать советника «Роскосмоса» к зданию ФСБ на Лубянке в Москве.

Власти Чехии пока никак не прокомментировали события, а вот США не остались в стороне.

«Более актуальной темой была бы „Россия глазами СМИ в 2020-м“. Мы наблюдаем арест за арестом российских журналистов — начинает напоминать соркестрированную кампанию против свободы прессы», — написала пресс-секретарь посольства Ребекка Росс.

В ответ на это с аккаунта МИД России был написан комментарий с предложением коллегам «заняться своим делом».

Роскосмос поспешил откреститься от причастности к этой истории и сообщил, что Сафронов не имел доступа к секретной информации по работе госкорпорации. Потом выяснилось, что она, скорее всего, действительно ни при чем — ФСБ якобы уже много лет «вела» экс-журналиста и занималась прослушкой его телефонных разговоров.

«К сожалению, такие обвинения (в адрес Сафронова — ред.) озвучены. Мы знаем, что у контрразведчиков работы много, забот много, и они свою работу выполняют очень качественно», — процитировало РИА «Новости» пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова.

Как пишет «Коммерсант», согласно обвинению, в 2012 году Сафронов был завербован спецслужбами Чехии, в 2017 году ему поступило задание собрать сведения, содержащие гостайну с последующей передачей заказчику. Информация касалась поставок вооружений в страны Африки и Ближнего Востока. Сумма вознаграждения названа не была, однако обвинители уверены, что бывший журналист шпионил ради материального вознаграждения.

«Он — патриот, он верит в лучшее для России»

Как и в случае с Иваном Голуновым, журналистское сообщество сразу отреагировало на арест коллеги.

Сафронов девять лет (с 2010 по 2019 год) проработал корреспондентом в издании «Коммерсант». Уволен он был после публикации статьи о возможной отставке председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Тогда Сафронов рассказал, что акционер «Коммерсанта» высказал претензии к материалу. После этого о намерении уволиться сообщили еще 11 сотрудников отдела политики «Коммерсанта». Гендиректор газеты Владимир Желонкин объяснил, что с Ивановым и Сафроновым расстались из-за «нарушения редакционных стандартов» при подготовке заметки. Вмешательство акционеров в работу редакции он не стал комментировать.

«Ваня Сафронов — душа старого отдела политики «Коммерсанта», его центр. Для Вани работа — дело чести: его много раз пытались переманить в другие издания, в оборонные (и не только) компании, предлагали в разы больше денег, чем он получал в газете. Но деньги никогда не были для него аргументом», — так рассказал о бывшем коллеге журналист издания Meduza Андрей Перцев, пять лет проработавший вместе с Сафроновым.

Он в превосходной степени описал не только профессиональные, но и человеческие качества Ивана Сафронова, а обвинения в госизмене назвал абсурдом и нелепостью.

«Он — патриот, он верит в лучшее для России, даже в худших ее людях пытается видеть что-то хорошее. Сколько раз в застольных разговорах он пытался оправдать российскую власть, настаивая на том, что в Кремле хотят добра, просто у них не все получается. Именно поэтому дело против него выглядит совсем мелочным и некрасивым», — написал Перцев.

«Когда идут за Сафронова, защищают не просто своего»

Вечером 7 июля к зданию ФСБ на Лубянке в Москве вышло несколько десятков журналистов для проведения одиночных пикетов в поддержку Сафронова. 27 человек (в их числе известная телеведущая Ксения Собчак) были задержаны.

«Почему среди разных профессиональных групп самые яркие кейсы поддержки коллег действительно среди журналистов? Им легче всего поднять эту волну, у них для этого есть все инструменты, начиная от раскрученных соцсетей, заканчивая своими изданиями. Журналисты максимально погружены в общественно-политическую повестку, поскольку это их работа. Они чувствительны к любым несправедливостям», — прокомментировала «Телеграфу» происходящее доцент РАНХиГС, кандидат психологических наук Кристина Иваненко.

Кристина Иваненко

Кроме того, по словам специалиста, обвинения именно против журналистов в последнее время имеют политической привкус. Дела с Голуновым, с Серебренниковым и прочими вызывают такую реакцию именно потому, что преследование и осуждение происходят за взгляды, за активную гражданскую позицию, и в среде журналистов вероятность возникновения такой ситуации больше.

«В медийной среде ярче всего проявляется активная политическая позиция. Когда идут за Сафронова, защищают не просто своего, а защищают представителя примерно тех же самых политических и общественных взглядов. Я надеюсь, что это первый шаг в рождении осознанного, активно действующего гражданского общества. Потому что его рождение начинается с внутригрупповой поддержки, а потом уже, если благоприятно складываются обстоятельства, это экстраполируется на все общество. Но это пока не наш уровень. Наш уровень — поддержка внутри профессиональных сообществ», — говорит доцент.

Дело, покрытое тайной

Точно так же, как журналисты верили в невиновность Ивана Голунова, которому оперативники подбросили наркотики, сейчас они без сомнений заявляют о непричастности к шпионажу Сафронова. Во-первых, у корреспондента, который пишет на серьезные и болезненные для власти темы, всегда есть недоброжелатели. Кстати, именно Иван Сафронов, будучи спецкорреспондентом «Ведомостей», подробно описал прошлогоднюю аварию на подводной лодке, где в пожаре погибли 14 офицеров-подводников. 

Во-вторых, известно, что отец Сафронова, который тоже работал военным обозревателем в «Коммерсанте», погиб в марте 2007 года при весьма загадочных обстоятельствах. Тогда коллеги Сафронова-старшего не исключали, что смерть его могла быть насильственной и связана с профессиональной деятельностью. Как пишет Znak.com, перед гибелью он занимался острой темой: проверял полученную им информацию о возможных поставках российского оружия в ближневосточный регион.

«По его словам, речь шла о продаже партии истребителей Су-30 в Сирию и зенитных ракетных комплексов С-300В в Иран. Причем в обоих случаях, по его информации, поставки должны были идти через Белоруссию, чтобы Запад не обвинил Москву в вооружении стран-изгоев. Из Абу-Даби, где на IDEX-2007 собираются первые лица предприятий оборонно-промышленного комплекса, Иван Сафронов звонил в редакцию и говорил, что получил необходимые подтверждения. Он обещал по возвращении из командировки написать об этом статью», — говорилось в материале «Коммерсанта». 

В-третьих, в последние годы существенно выросла статистика по «шпионским» статьям. Чаще всего суды выносили приговоры по статье о разглашении государственной тайны (283 Уголовного кодекса). Максимальное наказание по ней составляет до 7 лет лишения свободы. Количество таких дел стабильно растет из года в год: в 2009 году по ней осудили 6 человек, а в прошлом году — уже 46, пишет «Медиазона».

Статьи о госизмене и шпионаже подразумевают более серьезные наказания — до 20 лет тюрьмы. Формулировки статей практически одинаковые, но первую применяют против граждан России, вторую — против иностранцев. До 2014 года за госизмену судили не больше 5–6 россиян в год, а за шпионаж выносили по 1–2 приговора. После присоединения Крыма и обострения отношений с западными странами обе статьи стали применять чаще. Статью 283.1 Уголовного кодекса о незаконном допуске к гостайне ввели в 2012 году, случаи ее применения единичны.

В 2012 году соответствующие статьи сильно расширили за счет добавления формулировок «иные случаи», «иная помощь». Фактически под статью можно подогнать любую помощь иностранцу, подчеркивает «Команда 29» в докладе «История государственной измены, шпионажа и государственной тайны в современной России».

«Медиазона»

Только вот есть одно существенное отличие между делами Голунова и Сафронова. Следствие по последнему проходит под грифом «секретно». Его адвокату уже предлагалось подписать документ о неразглашении подробностей дела (он отказался). О том, что именно инкриминируют Сафронову и какие у обвинения доказательства, общественность, скорее всего, не узнает, так как речь идет о гостайне. Прессу не допустят на судебные процессы, если до них дойдет дело.

«А ведь осудить человека в закрытом режиме едва ли не легче, чем подкинуть ему наркотики. Сопровождаться этот процесс будет исключительно заявлениями «источников, близких к следствию», которые будут утверждать, что нет дыма без огня, — заявила редакция Meduza. — До тех пор, пока общественности не будут представлены убедительные доказательства вины Ивана Сафронова — для открытой и беспристрастной оценки, — мы будем исходить не просто из презумпции его невиновности, а из того, что это дело с высокой вероятностью сфальсифицировано. Мы верим в честность Ивана Сафронова и считаем, что у нас есть право требовать открытости этого процесса. Журналистика — не преступление».

7 июля Лефортовский суд Москвы арестовал советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова на один месяц и 30 суток — до 6 сентября. На суде подозреваемый не признал свою вину. По данным источника ТАСС в правоохранительных органах, экс-журналист будет содержаться в СИЗО «Лефортово».

«Телеграф» будет следить за развитием событий.

Новости партнеров



Фоторепортажи

28 мая >

Пока не кончилось веселье. «Телеграф» вспоминает прогулки по Амстердаму до эпидемии и идеи избавиться от невоспитанных туристов

Амстердамские активисты выступили с инициативой выселить квартал «красных фонарей» и запретить продажу легких наркотиков в кофешопах туристам.
7 мая >

«Авито» показал к Дню радио подборку раритетных приемников

Посмотрите, как слушали музыку ваши бабушки с дедушками и родители.
22 апреля >

Фотографические истории людей в ограниченных возможностях. Московский фотограф снимает эротику через FaceTime и WhatsApp

Бесконтактная съемка — это новый опыт для большинства фотографов. Анастасия Марченко рассказала, почему в процессе она чувствует себя «без ног, без рук».
22 апреля >

Римские каникулы: пустые парки и манекены вместо людей

Читатель «Телеграфа» поделился своими снимками из опустевшей столицы Италии.
Наверх

Не пропускайте важные новости и истории о жизни в России и мире — подпишитесь на «Телеграф» в социальных сетях